ДЕРЗОСТЬ МЕЧТЫ, О ТОМ, КАК ЖИТЬ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ…

75-летию вероломного
нападения фашистской
Германии на СССР
Посвящается 

Материал-попытка рассказать о том, как правильно оценить ту или иную управленческую деятельность государственного деятеля с точки зрения ДОТУ и его связи с Русским Духом, а, через него — и с Творцом-Вседержителем. 

I. Раса-Русь-Россия и «великая Грузия».  1

Личность Сосо Джугашвили (внука некоего Джуги) формировалась не «на Луне». Его личностное становление протекало в реалиях роста грузинского национального самосознания, получившего уродливую синтетическую форму феодально-купеческого грузинского национализма 2, замешанного на звериных алгоритмах межвидовой азиатской борьбы за существование, с точки зрения которых, вполне моральным выглядел, например, геноцид в отношении более малочисленных и слабых чем грузины осетин, аджарцев, абхазов или сванов (тушин).

Грузия, избежавшая, в результате подписания Георгиевского трактата на рубеже XVIII  и XIX вв. полного вырезания со стороны Турции (делившей на востоке наследство ослабевшей иранской монархии), не тратясь на оборону, торгуя на обширном российском рынке (в общем «как за каменной стеной») к концу XIX в., благодаря проложенным по её территории железным дорогам  и трём действующим морским портам стала самой густонаселённой и экономически развитой частью закавказской провинции (Тифлисская губерния). Грузинские аристократы занимали видные, сравнимые по значимости с великими князьями посты при дворе русского императора, командовали войсками, были на дипломатической службе, в МВД и жандармерии. Бурно развивавшаяся национальная культура (грузинская литература, живопись, театр) формировали национальную интеллигенцию, а, заодно и мифы про «великую Грузию». При этом грузины, как православные не были второсортными подданными империи, а могли пользоваться всеми благами и правами, доступными, например, уроженцам великорусских губерний.

Однако, грузинским князьям и группировавшейся вокруг них грузинской интеллигенции, на их взгляд, не хватало главного — государственного суверенитета, при котором они стали бы  настоящей элитой, элитой, так сказать мирового уровня. Именно эти деградационно-паразитические вожделения и толкали отдельных представителей грузинского княжества-дворянства и интеллигенции (при одобрительном молчании остальных «светлейших») на открытое участие в антиимперской, антисамодержавной фронде, причём со своими сугубо националистическими целями.

Ввиду того, что, по типологии своих психоалгоритмов, грузины были (и остаются сейчас) отчаянными максималистами (в пределе — психотроцкистами — в терминологии ВП СССР) в среде грузинских пассионариев не прижились в «горбе статистики распределений» либеральные идеи. Князья (например, известный в Грузии «почти светлейший» князь — социал-демократ Александр Цулукидзе) сразу шли под знамёна марксизма и становились, впоследствии, главным образом, говорунами-меньшевиками. Простолюдины, враждебно относившиеся к князьям «методом от противного» шли «в большевики». Однако и те и другие, по своей партийной принадлежности, были антимонархистами и заклятыми врагами русского самодержавия, что, несмотря на «классовую вражду», объединяло их вплоть до февраля 1917 г. И если грузинские эсдэки-князья, в основном, «просвещали» и мечтали о свержении русского самодержавия (в пределе с заменой его на «почвенную» монархию), то грузинские юноши-большевики согласно кавказской традиции шли в абраги 3. К этой категории относился и молодой Сосо, получивший среднее специальное церковное образование в Гори, а, затем, совсем не по происхождению, попавший в тифлисскую духовную семинарию РПЦ. Однако, его бунтующая молодая душа не вытерпела скрытых издевательств по поводу неких «тайн» его происхождения, и он, ненавидя, в основном князей и их лакеев, стал интересоваться «мирской литературой» 4, фактически бросил семинарию 5 и «с головой окунулся» в большевизм, полагая его альтернативой ненавистному ему лично грузинскому полуфеодальному толпо-элитаризму. Однако «кавказский» большевизм, вскоре преподнёс ему ряд сюрпризов, которые не могли не оказать деструктивного влияния на безсознательные уровни его психики.

Так, закавказский большевик по сложившейся там «революционной традиции» (популярной в то время традиции-алгоритмов иранских буржуазных революционеров—моджахедов и обезъянничавших с них азербайджанских революционеров плюс труды литературного «бунтаря» А.Казбеги, из произведений которого Сосо позаимствовал себе партийную кличку «Коба»), кроме кружковой работы среди рабочих, организации забастовок и агитации за свержение российского самодержавия, должен был:

а) любыми способами добывать деньги «на благо революции»;

б) быть готовым к вооружённому отпору полиции и войскам (перестрелке) в любом месте и в любое время, невзирая на возможные жертвы среди мирного населения;

в) поддерживать регулярную связь с другими оппозиционными, либо маргинальными слоями населения так же выступающими за свержение «романовской» монархии.

Согласитесь, что это совсем не тот «список», который мы встречаем в деятельности «Петербургского союза освобождения труда» или социал-демократии в великоросских, прибалтийских, или малороссийских губерниях, но…деньги для революции «не пахнут» и Ильич закрывал на это глаза, поощряя Кобу и его горийского друга ─ этнического армянина Симона Тэр-Петросяна (Камо) к активизации деятельности в направлении «эксов»,  вызывая при этом законное возмущение у «чистого» социал-демократа-интернационалиста европейского образца, кавказца С.Шаумяна 6.

В добавление к этому списку надо учесть, что с 8 лет, готовясь к поступлению в горийское духовное училище, Сосо Джугашвили регулярно читал Ветхий, а, затем Новый Завет, что так же не могло не калейдоскопировать его сознание и частично не запрограммировать его библейскими сюжетами и «мудростями» 7: неизбежностью жертв и готовностью принести себя и других в жертву, ради «великой идеи», фатализмом, склонностью к демонстративному аскетизму, не любви к иудеям-христопродавцам 8.

Казалось бы…всё было за то, что бы Сосо стал бы заурядным боевиком-бомбистом, впоследствии примкнувшим…например к эсэрам. Но…обострённое чувство справедливости и рано возникшее понимание Со-Вести как высшего мерила в деятельности Человека, прорвавшееся со строк его «Пандури….» откыло ему Свыше Благодать, сделав его по Совести и благонравию (по крайней мере в этом образе-мечте – что само по себе – первый этап любого управления-действия) Посланником Всевышнего ко всем живущим в империи, которого на тот момент не слышали, отсечённые магией ПЭПО БПА (Э П «Г») православные русские и грузины, малороссы и белороссы, в массе своей, на бессознательных уровнях психики уже вступившие на путь ликвидации «сошедшего с пути ДАО», безнравственного государства-империи

Вот с таким багажом безсознательных уровней психики Иосиф Джугашвили вступил в профессиональную революционную деятельность и по цепям обратных связей получил от империи: почти исполненный (отменённый) смертный приговор и несколько длительных ссылок, что, естественно, любви ему к русской монархии не прибавило. Так же и практика общения с местным населением 9, не прибавляла ни ему, ни этому населению взаимной любви. Но это же и укрепило его марксистско-большевистскую ориентацию на свержение существующего строя и его социальную реконструкцию по марксистской программе. Вместе с тем, будучи ведомым на без-сознательных уровнях, Посланником, И.Джугашвили-Сталин «чудесно» избегал опасных для себя «поворотов» в своей карьере пролетарского революционера.

Что касается циркулировавшего в концептуальной литературе тезиса о том, что И.В. Сталин, дескать, наследник раннехристианской традиции хилиазма-милленаризма, то это, мягко выражаясь, не вполне соответствует действительности: Сосо не мог об этом прочитать ни в библиотеке духовного училища, ни в семинаристской библиотеке — прокуратура святейшего синода подвергала жестокой цензуре всю духовную литературу. Скорее всего, Сосо Джугашвили, по родовому ПЭПО-эгрегору 10, либо через общение с близкими ему по социальному положению маргинальными элементами Закавказья приобщился к эгрегору маздакизма (вышедшего из культа огнепоклонников) — популярного в Закавказье и Северном Иране уравнительно-коммунистического движения, имевшего большую социальную поддержку в VIII – X вв., наиболее ярким представителем которого был Бабек, бросивший вызов могущественному арабскому халифату и 20 лет успешно воевавшему с ним. Идея маздакизма была довольно проста: взять всё и поделить поровну, а перед этим вооруженным путём свергнуть угнетателей. Идеи маздакизма в том или ином виде и до сих пор вдохновляют, скажем, иранских шиитов-моджахедов — «стражей корпуса исламской революции». Маздакизм сам собой подразумевает вождизм (имамство) и безпрекословное повиновение остальных участников движения диктату вождя восставших. В общем, тот же марксистский толпо-элитаризм, только «вид в профиль».

При этом сознание И.В.Сталина было обильно «сдобрено» марксистской терминологией, фразеологией и категорийным аппаратом Маркса. В 1903 г., развивая в брошюре «Коротко о партийных разногласиях» аргументы против стихийного рабочего движения, Коба писал: «…Что такое научный социализм без рабочего движения? ─ Компас, который, будучи оставлен без применения, может заржаветь, и тогда прищлось бы его выбросить за борт. Что такое рабочее движение без социализма? ─ Корабль без компаса…».

Итак, какой же тип психики имел к моменту пуримской революции грузинский «как бы абраг» Коба (мещанин г. Гори, Тифлисской губернии И.В. Джугашвили, как значилось в документах департамента полиции МВД Российской империи).

Для правильного ответа на этот вопрос необходимо кратко охарактеризовать саму Меру Родовой силы (а по сути эгрегор-ПЭПО, ввиду больших изменений в генетике благодаря различным завоевателям) грузинского народа. Она довольно противоречива, как и у всех народов, выживавших в пограничных цивилизационных ареалах. Грузия – это пограничная между Европой и Азией территория, что нашло своё выражение и в её геополитических исторических коллизиях и в культуре: при наличии сильных родоплеменных эгрегоров-ПЭПО, содержавших общинные алгоритмы жизнеустройства, грузинский «этнос» на 300 лет раньше, чем Русь принял христианство. Широкое распространение виноградной агрокультуры, способствовало поголовной наследственной алкоголизации (в лёгкой, «виноградной» форме) населения и закрепления на генном уровне алкогольной зависимости со всеми вытекающими из этого психо-эмоциональными последствиями. Экспансия сопредельных азиатских хищников консервировала социальную отсталость и экономическую неразвитость Грузии, остановившейся в своём развитии, в XVIII в. на стадии неполного разложения родоплеменного строя и возникновения княжеской элиты (уровень «социального развития» Руси XI—XII в.), при склонности к территориально-племенному сепаратизму.

Алгоритмы такой социальной неразвитости предусматривают «соседство» в сознании и безсознательных уровнях психики взаимоисключающих (конфликтующих, концептуально не определяемых для самого «носителя») алгоритмов и фрагментов информационных модулей, хранящих информацию как об общинно-справедливом (социально-уравнительном) жизнеустройстве, так и алгоритмы суггестивного (хищнического) существования за счёт «поедания» своих более слабых соплеменников, а так же паралич воли (безысходности, равнодушия) в отношении такого асоциального «поедания» со стороны родо-племенной (княжеской) элиты 11. На этот концептуально-неопределённый алгоритмический калейдоскоп «накложилась» импульсивность (лёгкая эгрегориальная возбудимость), являющаяся следствием генетической алкоголизации, и зомбирующе-программирующий характер византийской модификации арианства-христианства.

Таким образом, грузины, в статистической массе «горба распределения» — это «люд добрый», готовый пахать и терпеть до тех пор, пока не наступает физический предел их массовому существованию. В хвостах распределения — это, с одной стороны, ярко выраженные суггесторы—людоеды примитивные, без ростовщических  алгоритмов (в основном — князья и «внесистемно» противостоящие им абраги-разбойники, то же «желающие» стать «хозяевами жизни»). С другой — мессианствующие проповедники, одурманенные той или иной модификацией информационных ядов (библеизм, маздакизм, митраизм и т.п.), которые готовы всех без разбора силой тащить в Царствие Небесное.

Личностный феномен Иосифа Джугашвили в юном возрасте — это мессианство, замешанное на личной ненависти к социальному строю Грузии, в оболочке социал-демократа (позднее – большевика), что совершенно сбивало с толку его современников, дававших взаимно-исключающие характеристики его личности. То есть это ─ следуя терминологии Лескова своего рода ─ очарованный странник 12, НО очарованный не идеей всеобщего примитивно-патриархального (не в человеческом достоинстве) равенства и возмущённый, в связи с этим, равнодушием к этой идее других людей, которых он, в умолчаниях, считает злодеями, а чем-то другим. Поэтому изначально он — конечно не лучезарный, познавший Божественную Истину праведник, типа Йешуа, но и не «дух тьмы», типа Воланда. Он такой, каким его произвели: генный код, родовой и этно-племенной эгрегоры-ПЭПО, семейно-социальная среда (всё вместе – Мера Родовой силы), а так же эпоха, в которой проходило его личностное становление. Это — согласно определенной нами типологии ─ стадия-этап психического развития, уводящая индивида по спирали вверх, в сторону, человечности, в направлении противоположном личной катастрофе и небытия, что не раз грозило Кобе, то из дул револьверов и винтовок жандармерии, то от суровых климатических условий ссылки («чахотка и Сибирь» ─ Н.А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»), то во время царицынской эпопеи, в которой подчас не было разделения на фронт и тыл в классическом смысле. Однако, был у Кобы-Сосо шанс быстро пройти по коридору перехода от «низшего витка» к человечному типу: движимая им по высшей для него иерархии управления, заложенная семейным воспитанием, окружающей его культурной средой и родовым духом-ПЭПО:

1) жажда Правды-Истины 13, а так же

2) стремление к достижению Справедливости;

3) подозрительное отношение к иудеям.

Реализоваться же этот «переход», вероятностно-предопределённо мог только в «объятиях» Русского  Духа, в связи с чем, Коба, видимо, и попал в Петроград весной 1917 г.

 

II. Член Совнаркома

Весь период жизни И.В. Сталина в 1917-1924 гг., в контексте типологии психической деятельности можно охарактеризовать как освоение алгоритмов выживания «одинокого» «как бы» суггестора-абрага в среде групповых сугесторов─«партийцев» (иудеев), под руководством покровительствующего ему марксистского информационного  «ядопотребителя» и «ядопроизводителя» В.И. Ульянова-Ленина. В связи с этим, И.В. Сталин:

    1. осваивает приёмы «дьявольской логики-диалектики Ильича» (своего учителя и вождя) ─ «творческого развития марксизма» и первой серьёзной пробой пера в этом смысле становится его проект создания СССР в имперской, наднациональной упаковке-парадигме (втайне одобренный Ильичом, как близкий и ему по духу) 14;
    2. учится стравливать между собой сугесторов и «разводить» их в порядке «личного арбитража» ─ проходит «школу молодого вожака волчьей стаи» 15;
    3. Как перспективный молодой «вожак стаи», подбирает себе свиту из слуг-оруженосцев, из разряда русских представителей «люда доброго», либо «вассалов» ─ более мелких по иерархии, «одиноких» сугесторов, чувствующих себя неуютно в «чужом» хищном «жидятнике» 16.

По ходу такого «обучения» И.В. Сталин участвует, в качестве «младшего партнёра» Ленина-Троцкого, как наркомнац в «сдаче» Финляндии 17, чего даже не требовала Мировая Закулиса: холодную Финляндию они вполне разменяли бы на «тёплую» и богатую Украину, а ещё лучше — солнечный Крым (голубая мечта Троцкого—Михоэлса).

Затем — учредительный съезд Советов, в преддверии которого И.В. Сталин проигрывает националистам и интернацистам свой первый открытый политический раунд, несмотря на то, что под знамёна своей политической платформы «автономизации» он привлекает не только «свой», пока ещё очень малочисленный регион суперсистемы «РКП (б)», но и такого «пещерного медведя революции» как Железный Феликс. Ленин, боясь раскола с трудом «склеенного» российского государства уговаривает горячего грузина переступить через собственное самолюбие и разрешить троцкистам отпраздновать победу, но только в этот раз…

 

III. Генеральный секретарь

Период жизни и деятельности И.В. Сталина «после Ленина» хорошо фактологически описан как его сторонниками-соратниками, так и врагами, включая серию публикаций партийного историка О.Лациса в журнале «Коммунист» про «великий  перлом» в 1987/88 гг.

Следуя выявленной нами типологии психики и алгоритмов коллективной деятельности носителей разных психотипов следует добавить следующее.

Поверхностный взгляд на пирамиду Республики Советов, казалось бы, безаппеляционно свидетельствует, что болезнь и смерть Ильича была выгодна якобы только Сталину, так как открывала путь на верхнюю в СССР, ступень власти. Однако, это провокационная постановка вопроса, предполагающая одновариантный, «подсказанный»  ответ в ряду объективно существующих вероятностных предопределённостях.

Преждевременная смерть Ильича была вредна для И.В. Сталина как обучающегося управленца по двум нижеследующим объективным причинам.

  1. Суперсистема ВКП(б) представляла собой в начале 20-х гг. плохо «склеенный» на низших приоритетах, из иногда противоположных по своей концептуальной направленности регионов, конгломерат под управлением гения политической эквилибристики, носителя дьявольской «всепобеждающей» логики В.И. Ульянова-Ленина соединявшего, как сопряжённый интеллект, эту суперсистему. Гибель такого интеллекта неизбежно приводила к необходимости сильного манёвра, сразу по двум иеарархически вложенным друг в друга (но как?) параметрам: концепции строительства социализма (ЦФУ ПАМ СССР) и переформатирования конгломерата ВКП(б) («большевики» плюс бундовцы-«межрайонцы») на базе нового сопряжённого интеллекта и его региона. «Простая» путаница этих двух, трудноразличимых изнутри суперсистемы иерархий приоритетов управления могло быстро (в условиях сильного давления внешней — империалистической среды, и активизации других эгрегориально-региональных центров управления внутри суперсистемы) привести к срыву управления, который мог бы выразиться в чём угодно — от военного мятежа в Красной Армии, до развязывания войны, например, со стороны «точившей зубы» на СССР, Польши. Это И.В. Сталин если и не мог знать в категориях ДОТУ (богдановскую «Тектологию» ему было читать некогда, да и нельзя, т.к. Богданов был врагом СССР), то ощущал в неких своих образах, трижды отказываясь от должности генерального секретаря ЦК ВКП(б) (дважды после смерти Ленина). То есть для обучающегося ремеслу большой политики «подмастерью» такой «подарок» был смертельно опасен, как провокационный тест «на профпригодность». Напротив, возможный новый хаос в России и последующий за ним переворот (возможно новая гражданская война) вполне  устраивала Мировую Закулису (БП) и вполне вписывались в вектор целей «демона революции» — Лейбы Бронштейна-Троцкого. Так что Лейба был наверняка причастен к смерти В.И. Ленина, на пару со своей подругой по троцкистской идее — Н.К. Крупской, которая разочаровалась в своём товарище по партии (любить то она Ленина никогда не любила) после его отказа от мировой революции.
  2. Будучи трезвым прагматиком, прекрасно знающим историю Руси, И.В. Сталин понимал, что в такой стране как Россия, иностранец-инородец на троне долго не усидит, без всенародной поддержки, либо поддержки большинства элиты (диаметрально противоположные примеры — Пётр III и Екатерина II). Её на тот момент у генсека не было и быть не могло из-за малоизвестности Кобы-Сталина широким слоям населения и третирования со стороны революционного иудейского кагала. Попытка «воцариться» сразу после смерти любимого (что греха таить, даже несмотря на «антоновский мятеж», который можно было списать на вредительство правых эсеров после объявления продразвёрстки: Ильич крестьянами был любим, за то, что дал им землю и принимал-привечал ходоков) бедным и средним крестьянством Ленина малоизвестного грузина могла бы закончиться всенародным бунтом — «бессмысленным и беспощадным». Последнее было бы вполне на руку опять-таки Троцкому, как агенту влияния периферии БП в России.

Соответственно, перед Кобой-Сталиным стояла тяжелейшая управленческая задача: образно говоря, пройти по лезвию ножа, но не обрезаться, и не поломать сам нож. В связи с чем, он выбрал единственно правильный на тот момент приоритет управления — восстановить управление суперсистемой под своим началом, с сохранением прежней — ленинской концепции построения социализма через НЭП и постепенное, добровольное кооперирование крестьянства. Само продолжение этого «курса Ильича», выталкивало из процесса управления ВКП(б) и СССР заклятого врага Расы-Руси-России Бронштейна-Троцкого и «само по себе» присоединяло контролируемый им регион суперсистемы к региону Сталина, что давало благоприятный «задел» на ближайшее будущее. Это первое крупное управленческое воздействие на с/систему ВКП(б) в рамках вырабатываемой И.В. Сталиным в ходе самого управления новой концепции управления привело к первому крупному успеху: Троцкий-Бронштейн был снят со всех постов в ВКП(б) и СССР, а затем депортирован из страны. Однако, Сталин понимал, что исключение из партии «троцкистской оппозиции» (Троцкого и самых «громких» из его крикунов) это только начало процесса очищения от масонствующих иудеев, которыми кишмя-кишил партийный аппарат, ОГПУ-НКВД и президиумы Советов всех уровней. По образному выражению О.Лациса, надо было незаметно для элементов самой с/системы, постепенно (слабый манёвр) «поворачивать саму «партийную тележку», чтобы беспечные, умиротворённые своей самоидентификацией в качестве «новой элиты России» «пассажиры» (Каменев─Розенфельд, Зиновьев─Апфельбаум, Бухарин-«балаболка», Томский, Пятаков, Рыков и более мелкие троцкисты, по способу восприятия объективной реальности и воздействия на неё), при очередном незначительном «довороте» тележки вывалились бы из неё, под воздействием «центробежных» сил». То есть, продолжая роботически «балаболить» то же, что и раньше, они незаметно для себя выступили бы против нового вектора целей ─ «нового курса партии». Именно потому, что вся эта гвардия ─ периферия БП ─ в 1921 г. была «сломлена» «Ильичом» на предмет замены продразвёрстки и любимого ими «военного коммунизма» на продналог и НЭП, а затем и на строительство социализма в одной отдельно взятой стране – повторный поворот «оглоблей» на 180 градусов, в менее чем пятилетний срок, вероятностно предпределённо должен был вызвать у них приступ психоза-ярости (соответствующий субпсихотип», отзывающийся на заученную программу поведения и враждебно встречающий всё новое «в штыки») и импульсивный протест «на публику», что можно было квалифицировать как антипартийное, антисоветское выступление, со всеми отсюда вытекающими.

Сталин, видимо, долго думал «с чего начать» и подловил-таки «их» на содокладе Зиновьева на XIV партконференции (1925 г.), идентифицировав его как отражение знаменитого в 20-х гг. на Западе плана реструктуризации германской промышленности американца Дауэса — плана империалистической буржуазии по ограблению России, через германские репарации странам-победительницам. Для усиления аргументации И.В. Сталин применил гениальный по тем временам пиар-ход: он «испугал» делегатов партконференции, не имевших, конечно, объективного представления о международных делах, и «кормившихся» с информационной «кухни» Коминтерна. Он заявил о военно-экономической слабости СССР и возможной близкой войне. Это, конечно же, было пропагандисткой передержкой, так как в СССР, в середине и второй половине 20-х гг. госкапиталистическая экономика развивалась невиданными (больше чем сейчас в Китае) темпами 18, при сохранении которых только сумасшедший мог строить планы успешной войны с СССР, в котором, к тому же, в 1925 г., под руководством наркомвоенмора М.Фрунзе была проведена военная реформа, закрепившая кадровую основу Красной Армии, регулярная численность которой приблизилась к 600 тыс. чел. Это, конечно, было меньше, чем во времена Российской империи, но милиционный принцип службы в запасе (территориальные части ВСЕВОБУЧА) мог бы быстро пополнить ряды Красной Армии в десять раз, что при строгой дисциплине (строже, чем в царской армии — могли расстрелять за невыполнение приказа, даже в мирное время) было очень внушительной силой, переломить которую в оборонительной войне, на территории СССР могла бы армия, лишь втрое превышающая Красную (18 млн.), а это, в свою очередь, было бы возможно лишь в условиях новой Мировой войны (да ещё и в коалиционном варианте Антанты). Этой войной неминуемо воспользовалась бы Германия, жаждавшая реванша после «версальского унижения», которая, несомненно, помогла бы Советской России и технически, и военными специалистами — один только «Союз красных фронтовиков» Э. Тельмана насчитывал 100 тыс. закалённых войной солдат, а там ещё социал-демократический Рейхс-баннер ─ ещё 300 тыс. — итого целых четыре армии «интернационалистов», вооружённых германским оружием, не говоря уже о насквозь кадровом Рейхсвере!). Поэтому, войну, в обозримом десятилетии (второй половины 20-х – начале 30-х гг.), изходя из внутренних проблем этих стран, начинать никто не мог, да и не собирался 19 — не было «команды» от БП, т.к. всё щло «по плану социализации» под контролем банковского капитала. Следуя логике рассуждений ВП СССР,  в те годы (20-е), организация Мировой войны также не входила в стратегические планы БП, так как цели, поставленные прежней войной в отношении Расы-Руси-России, с успехом были выполнены. Не получилось лишь в этот раз с  «перманентной революцией», но это можно было пока и пережить, укрепив мощь СССР и с его геополитических позиций вновь попытавшись «заняться» мировой революцией. По крайней мере, БП позаботился о том, чтобы призыв римского папы о крестовом походе против СССР остался очередной «газетной войной». К тому же, техническое оснащение Красной Армии было вполне сравнимо с европейскими армиями: ещё в 1922 г. 20 на Путиловском заводе были изготовлены несколько танков, скопированных с «Рено», захваченных у врангелевцев, но не с пулемётным, а с пушечным вооружением. Эта танковая группа затем была направлена на службу на советско-финскую границу, и служила там вплоть до 1932 г. На базе возникшего в 20-е годы тракторного производства, с учётом первого опыта танкостроения можно было вполне развернуть серийный выпуск современных танков (с 1924 г. специальные конструкторские бюро уже начали проектировать современные, скоростные танки такие, как Т-26 (1926 г.) и Т-28 (1928 г.), «содранный» с «Виккерса»). Как показала начавшаяся в 1939 г. Мировая война, немецкие «панцер-ваффе», имевшие на вооружении очень слабенькие танки, вооружённые 37-мм орудиями (аналог Т-28), а, иногда и просто крупнокалиберными пулемётами, на хорошей скорости, при умелом манёвре и тесном взаимодействии с авиацией вполне могли справиться с более тяжеловооружёнными (но и неповоротливыми) бельгийскими и французскими танками. Правда, немецкой армии не поздоровилось бы, если бы лучшие в те времена средние чехословацкие танки вступили с немцами в боевое соприкосновение, но это — всего лишь вопрос тактики: всё равно в 30-е годы немецкие танки сильно от чешских не отличались, как вооружения одного поколения, а 34-к пока ещё не было, даже в опытных образцах, ни у кого! Как видно из исторического обзора и бронеавтомобили, в том числе и вооружённые пушками, тоже можно было производить на шасси АМО (что с успехом и делали). Авиация в России производилась ещё со времён Первой мировой войны, и на базе НИИ Жуковского уже было сформировано несколько конструкторских бюро (Лавочкина, Туполева и др.), производивших в 20-е годы опытные серии разных самолётов, в том числе и с металлическими элементами корпусов. Впоследствии, на базе этих коллективов можно было бы, без всякого «надрыва», создать авиационные и авиамоторные заводы. То есть Советская Россия даже без перенапрягшего страну «индустриального рывка» рубежа 20-х и 30-х гг. вполне смогла бы серийно произвести современные вооружения, необходимые для ведения оборонительной войны, а с учётом симпатий «мирового пролетариата» получила бы безусловную поддержку внутри стран-агрессоров, как это было во времена Гражданской войны. Да и социальный фактор — получившее землю крестьянство обеспечивал, при необходимости, «дубину народной войны», на временно оккупированной территории.

Трезвый анализ совокупности этих факторов, с учётом развивающихся тенденций и перспектив, который провёл Ульянов-Ленин (в известном смысле он обладал даром предвидения в том, что не касалось его лично) ещё в 1922 г., привёл его к выводу о возможности выживания «первого в мире государства рабочих и крестьян» в условиях НЭПа, который он планировал ввести «всерьёз и надолго», ну уж никак не на 5 лет! Просто у Ильича был один вектор целей — «творческая» реализация в условиях России марксистской утопии, а у Кобы-Сталина, на тот момент — другой. А именно — очищение территории некогда великой, уважаемой Кобой державы от масонствующих иудеев и строительство «великой Грузии» в границах Российской империи (рецепция подсознательно ищущих выхода в практике управления идей другого грузинского плебея-державника ─ Великого Моурави ─ зря что ли Сталин, ещё в горийском духовном училище зачитал «до дыр» эпическую поэму «Дидмоуравани»!?) 21, но… с учётом реалий XX в., то есть в российской советской «упаковке». Поэтому Коба, изподволь, и готовил этот «великий перелом», вопреки безспорной марксисткой логике Ильича. Но оглашать это в партии имени Ильича было равносильно самоубийству. Отсюда в оглашениях — пропагандистский трюк (с успехом перенятая, у Ильича «дьявольская логика»), с помощью которого обосновывается как бы вынужденная мера («творческое» развитие марксизма-ленинизма) в ответ на происки мирового империализма. Этот модуль упал в самую благодатную для него среду революционеров — героев Гражданской войны, которые видели в империалистическом окружении одну лишь враждебную среду, «мечтавшую» вцепиться в горло «истинным» большевикам-ленинцам. На этом стереотипе-программе Сталин ловко и сыграл: вопреки теоретическому завещанию Ленина XV съезд ВКП(б) принимает курс  на форсированную индустриализацию (то есть петровскими темпами и методами), в условиях дефицита источников госинвестиций, реализация которой, с необходимостью, тянет за собой и форсированную коллективизацию (тоже петровскими темпами и методами), для пополнения потоков госинвестиций. По ходу этих «слабых» партийных манёвров и сильных, в силу огромной социальной инерционности крестьянской России, манёвров ПАМа СССР, масонствующие иудеи, политические противники Троцкого объявляют Сталину войну за ленинское наследие и проигрывают её… троцкистами. Заключительный «слабый» манёвр, направленный на отстранение партаппарата от государственной власти проектом Конституции 1936 г. выявляет скрытых врагов сталинского курса в региональном звене партаппарата и Красной Армии, которые, пожирая друг друга 22 в репрессиях, окончательно ослабевают, становясь лёгкой «добычей» Л.Берии. К концу 1938 г. генсек И.В. Сталин — победитель масонствующих иудеев-марксистов и безраздельный вождь-владыка в ВКП(б) и СССР (русско-грузинский, или грузинско-русский прогрессивный царь-«народный монарх» 23 ─ Георгий, Иван Грозный, … аналогии можно продолжить…). Правда, по ходу этих «слабых» для ВКП(б) манёвров исчезает русское крестьянство, как историко-социальное явление, через элементную базу которого Раса-Русь-Россия последние 300 лет осуществляла свою прямую связь с Русским Духом, но это для «царя», построившего к 1936 г. «новое царство» ─ социализм, своей волей спроектировавшего и создавшего новую историческую общность людей — советский народ — «ошибка в пределах допуска».

И.В. Сталин к концу 30-х гг. — на вершине власти (при этом не важно как называется должность нового властителя ─ царь, генсек ─ какая разница, главное ─ содержание) и пока ещё не понимает всю рискованность затеянной им в процессе стравливания друг с другом и поедания других хищников, игры с периферией БП, потому что сам, в этот период, ещё недалеко ушёл от алгоритмов как одурманенных информационными ядами (различными теориями строительства «новых» толпо-элитарных пирамид), так и хищных алгоритмов борьбы за власть.

БП было по большому счёту всё равно, чьими руками проводить эксперимент по строительству новой, социалистической толпо-элитарной пирамиды (Ленина, Троцкого или Сталина), менее расточительной по отношению к окружающей среде и двуногому рабочему скоту, чем индустриальный капитализм. Но то чего не могла простить Сталину «островная» часть БП, обитающая под крышей Бнай Бритта, так это попытку возрождения Российской империи в модернизированном, более грозном для европейских соседей виде –  в виде СССР, чем можно объяснить «дежурную» фронду британского Форин-оффиса в течение всех 30-х гг. Напротив, континентальная часть БП индифферентно относилась к усилиям Сталина по возрождению русско-грузинского царства во главе с грузинским царём, изначально полагая, что любой имперско-православный проект концептуально вписан в объемлющую иерархию проекта библейского, в связи с чем, проблемы из сталинского «термидора» делать не стоит. Таким образом, Сталину уже после 1934 г. (первая волна антитроцкистских, антииудейских репрессий, связанных с «делом Кирова») была оказана дипломатическая поддержка – договоры о безопасности с Францией и Чехословакией, сорвавшие подготовку польско-германской агрессии в отношении еще не перевооружившегося для победоносной  наступательной войны  (второго издания «мировой революции») Советского Союза.

Вместе с тем, когда такое перевооружение было завершено вполне, оформилась и троцкистско-тухачевская доктрина о войне «малой кровью, на чужой территории», являвшаяся частью замысла «мировой социалистической революции», которая, однако, вполне импонировала грузинскому (втайне православному) царю русско-грузинского (грузинско-русского) царства, а поэтому и не отвергалась Сталиным как авантюристическая стратегия ведения войны.

Однако, опасность сближения командования Красной Армии (Тухачевского и компании) с генштабом вермахта с целью поддержки немцами готовящегося военного переворота, испугало «островную часть» периферии БП новым европейским Священным союзом (вновь – без Англии под управлением России) и заставило континентальную ветвь периферии БП уступить островным «радикалам» в их домогательствах по поводу новой антирусской войны. В связи с этим, по масонским каналам был «сдан» Тухачевский, а в Мюнхене  Гитлеру «протрубили сигнал» о начале подготовки к большой войне на Востоке.

Гитлер, получивший «в подарок» ВПК Чехословакии 24 и густонаселённую немецко-язычным населением промышленно развитую Австрию, усилился настолько, что не нуждался уже в тактических  союзниках вроде Польши. Отсюда – польский блицкриг вермахта, поддержанный Сталиным, считавшим его, с точки зрения русско-грузинского царя, закономерным устранением историко-географической «погрешности» путём очередного раздела Польши (как в 18 и 19 в).

Однако логика силового раздела Польши, не имевшего предварительных договорённостей между правительствами России и Германии, с неизбежностью диктовала сторонам необходимость перемирия во избежание начала крупномасштабной войны «с колёс» польской кампании.

Этот естественный компромисс Сталин, как мастер межличностных коммуникаций, использовал на все 200 %, очаровав фон Риббентропа и графа фон Шуленбурга идеей советско-германского сотрудничества в деле освобождения Европы от еврейской плутократии и политической гегемонии Антанты. Недооценка личностного фактора Сталина стоило континентальной части БП потери своей французской резиденции 25, но усилило позиции островной части БП, которой теперь уже ничто не мешало приступить к реализации drang nah Osten руками незадачливого фюрера 26.

Сталин, в те времена, ещё «варившийся» в православно-имперском соку, «разбавленном» безсознательным марксизмом, то есть не понимавший до конца сути и замысла руководителей библейского проекта, так же ничего не понял в резком повороте «настроения» в «очарованной» им фашистской элите Германии в конце 1940 – начале 1941 г., ошибочно полагая годами возможного нападения 1942/43 гг. и готовясь к этому времени «завалить» новейшими танками и самолётами всю западную границу СССР. Последствия этого стратегического просчёта известны всем. Да могло ли быть по-другому, мог ли он (сопряжённый интеллект/разум) тягаться с 3-х тысячелетними тандемами БП-ГП в части долгосрочных матричных комбинаций?

 

IV. Обобщение концепций управления в России в 20-30 г.г.

Таким образом, мы можем определить деятельность Сталина в 20-30 г.г. как построение новой империи 27 (СССР) из элементов старой, но в рамках всё той же библейской концепции БП, с физической ликвидацией при этом верхушки периферии БП в государственном аппарате СССР в борьбе за полный контроль над исполнительной, законодательной, судебной, и, как ему казалось, над идеологической властью. Закономерный вопрос, чем же тогда Сталин вызвал немилость БП, если он не вышел за рамки библейской концепции? Неподходящим «не палестинским» происхождением при нахождении у вершины власти? Изгнанием (с последующим убийством) Троцкого? Организованной (опять-таки не им) мясорубкой репрессий (в том числе придуманного постфактум «всесоюзного голодомора»)? Нет. Подобные вещи всегда вписываются в библейскую концепцию (по ходу которой Раса-Русь-Россия – это дрова, для костра миговой геволюции), потому как они из неё же и вытекают. Здесь вопрос о целесообразности и своевременности с точки зрения БП очередной молодой (а потому очень активной) империи в матрице библейской глобализации. Дело в том, что после ВОСР в России, с точки зрения БП, власть в общем и целом, принадлежала его хорошо подготовленной 28 и управляемой периферии 29, перехватить управление которой у альтернативного или противоборствующего центра концептуальной власти не было никакой возможности, т.е. она могла управляться только БП, и только в рамках библейской концепции 30, причём власть эта была весьма дееспособна, т.е. полностью контролировала «вверенную» ей территорию и население, и, могла дать отпор любому внешнему агрессору, что в терминологии ДОТУ означает очень высокую устойчивость по предсказуемости объекта управления под воздействием внешней среды, внутреннего состояния и управления как такового.

Поздне-романовская империя – проект БП имевший своей задачей загнать в невольничье состояние «рабочий скот» — крестьян, а основные вектора развития цивилизации Руси направить на аннексию на низших приоритетах, с последующей катастрофой и передачи власти в руки более надёжной, иудейской периферии БП, с коей задачей германо-романовская империя блестяще справилась.

Получив к началу 20-х годов ХХ столетия желаемый результат, БП занялся приготовлениями к социалистическому преобразованию Европы, а затем и остального мира по примеру аграрно-слегка индустриального СССР, ВВП которого рос по 30-40% в год (благодаря подсунутой Ленину программы БП под названием «НЭП»).

Сейчас нам не интересно, каким образом БП тогда собирался завершить глобализацию, т.к. деятельность Сталина по созданию новой империи через индустриализацию оказалась совершенно не к месту и не ко времени – как говорится «дорога ложка к обеду». Получив такой вектор ошибки, БП приступил к антикризисному управлению – привёл Гитлера к власти в Германии, а в США устроил депрессию для «стягивания» в свои руки структурного управления всеми основными производительными силами и средствами массовой информации.

В конце 30-х гг., после массовой антииудейской чистки в госаппарате, армии и партии, действие вражеского для Расы-Руси-России эгрегора-ПЭПО резко ослабло, что способствовало притоку к генсеку концептуально иной информации через деятельность русских людей, сохранивших, каким-то чудом, фрагменты алгоритмов присущих Русскому Духу 31. Правда, это не устранило в его сознании концептуальную неопределённость, присущую имперскому массовому сознанию, а лишь добавило к уже имеющемуся составу конфликтующие друг с другом частные векторы новой палитры концептуально неопределённого управления 32

 

V. Генералиссимус русского народа

Много за последние 50 лет «копий сломано» по поводу оценки поведения И.В. Сталина в начальный период Великой Отечественной Войны ─ от обвинения генсека ВКП(б) в банальной трусости и растерянности, до приписывания ему чудовищной изворотливости и цинизма. Думается, не правы (если не злонамерены вообще) ни те, ни другие, ищущие ответы на вопросы в области «человеческих слабостей», «изначальной греховности», либо «природной гениальности вождя».

На вопрос о личностном факторе Сталина в ВОВ можно судить, лишь рассматривая его во взаимодействии, в этот период, с Русским Духом, а, через него, и с Творцом-Вседержителем.

Когда 22 июня 1941 г. над элементной базой с/системы Раса-Русь-Россия нависла угроза физического исчезновения, в дело вступил сам эгрегор с/системы ─ Русский Дух, который «пробил» информационные оболочки различных иерархий в безсознательных уровнях психики И.В. Сталина и заставил его «вычистить» из собственного сознания весь информационный мусор, навеянный идеями «великогрузинского царства» и интернацистским марксизмом. Видимая, материальная составляющая этого процесса духовного очищения физически болезненно (по законам триединства ─ через гнойную ангину: какова зараза ─ такова и болезнь), после чего Сталин начал физически выздоравливать уже духовным сыном Расы-Руси-России. Поэтому-то: «граждане и гражданки, братья и сёстры», а не «товагищи»! Поэтому-то в его знаменитом выступлении прозвучали призывы к памяти предков (не грузинских, а русских!) ─ Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова… С этого момента, по открывшемуся ему Свыше пути к благонравию и совестливости, И.В. Сталин стал «восходить» по коридору перехода от низшего витка текущего психотипа к высшему − к эгрегориальному ядру с/системы Раса-Русь-Россия, и на этом этапе смог уже получать  информационную  поддержку и иную помощь Свыше. То есть из царя-генсека И.В. Сталин преобразился в истинно русского военно-политического вождя уровня и качества Вел.Кн. Святослава или Вел.Кн. Ивана III Васильевича, Ивана IV, которые вместе со своим народом по-братски переживают все тяготы военного лихолетия.

Первым таким актом Прямого Адресного Вмешательства Свыше в процесс течения ВОВ стала непрогнозируемая никем ранняя суровая русская зима, после небывалой осенней распутицы («генерал Мороз», а, точнее – маршал «Русский Дух») в Центральной России 1941/42 гг., «убившая» до 20% личного состава наступающего на Москву немецкого «клина» и остановившая 100% наземной немецкой техники, не имевшей антифриза и других холодостойких ГСМ. Однако, в эту «лютую» для немцев зиму, как нельзя кстати, под Москвой, пригодились те «сибирские дивизии», которые сняли с советско-японской границы. Привычные к суровым зимам сибиряки легко опрокинули деморализованных холодами «непобедимых арийцев» и отбросили их на расстояние, достаточное для организации стратегической обороны. Это стало бы невозможным, если бы не произошло  другое Чудо (помощь Свыше – ещё до ВОВ, заключавшаяся в «фанатичном» развитии промышленной и ж/д структуры на Дальнем Востоке — последнее позволяло «дурить» самураев постоянными передислокациями по рокадным путям и , в конце-концов их запутать) ─ неожиданный («как бы» мистический) отказ Японии от выполнения перед Германией своих союзнических обязательств (в этот момент Сталин, наконец, уже «став другим», услышал русского по матери Рихарда Зорге и спланировал стратегическое контрнаступление с учётом этого «чуда» — понимаемого многими в бытовом смысле — как «чудачество» прагматичных самураев, или их страх перед «героями Халхин-Гола, (по определению — безстрашных самураев) — оба варианта бытового объяснения одинаково безсильны, так как не учитывают Промысел Божий и Его адресное, целесообразное вмешательство в ход событий, в том числе и через ПЭПО высшего порядка «РД».

Однако, социальная инерция троцкистской организации, функционирования и управления сухопутными войсками Красной Армии 33 ещё продолжала действовать почти год 34. Поняв, в пришедших к нему образах Русского Духа, что троцкистская матрица-проклятье так и будет висеть над русской армией, носящей сатанинско-масонские знаки различия, Сталин решился на, казалось бы невозможное, для первого в мире социалистического государства — возвратил из небытия форму, знаки различия и офицерские звания старой, царской армии. То ли так подействовали на русских солдат шитые золотом погоны и яркие петлицы, то ли произошла эгрегориальная активизация «имперского духа» в их безсознательных уровнях 35, но факт остаётся фактом: на последнем пределе сил русские войска смогли окружить группировку превосходящего по численности и вооружению противника и деморализовать лучшую в вермахте армию фельдмаршала фон Паулюса. Окружение и капитуляция 22 дивизий надорвала наступательный потенциал фашистской военной машины, и немцы попытались перейти к обороне, но каким-то опять мистическим образом немецкие войска пятились от относительно малочисленной, всё ещё плохо вооружённой и полуголодной русской армии: сказывалась энерго-информационная  поддержка Русского Духа, вновь установившего связь с миллионами «прозревших» от троцкистского угара русских людей.

На этой «сталинградской» инерции была взломана «Голубая линия» немцев на Северном Кавказе и одержана весьма затратная победа 36  в «лобовом» боестолкновении на Курской дуге. Успехи лета-осени 1943 г. позволили Красной Армии «на плечах противника» форсировать Днепр и освободить Киев, после чего наступательный потенциал на Украине был исчерпан, ввиду мощного инфраструктурирования частей вермахта, готовившегося к долгим оборонительным боям на Украине («Восточный вал»), при широком использовании «вспомогательных» бандеровских частей 37.

В такой обстановке окончательный перехват стратегической инициативы на Украине достигнут быть не мог, в связи чем, И.В. Сталин, получивший на тот момент уже достаточно Различения, в пику «армейскому троцкисту» третьего эшелона управления Г.К. Жукову, поддержал разработанный не троцкистом (стихийным русофилом) К.К. Рокоссовским план стратегического наступления летней кампании 1944 г. под недвусмысленным кодовым названием «Багратион», «стоивший» русским солдатам втрое меньше потерь, чем курско-днепровская операция заместителя Верховного главнокомандующего, выражавшегося в том смысле, что «бабы ещё нарожают». Реализация этого блестящего, с точки зрения военной стратегии плана (как некогда и «брусиловский прорыв», который стал, затем, академической классикой военной мысли) белорусскими фронтами, окончательно переломила ход войны, заставила немецкое командование спешно отходить по всему Восточному фронту, что открыло возможности для проведения Львовско-Сандомирской и Ясско-Кишенёвской операций. Начался период триумфа русского оружия (как некогда при Суворове), о причинах которого вряд ли догадывались все без исключения участники тех событий. Одни считали это следствием неодолимости советского, социалистического строя, другие − роковой цепью случайностей и ошибок германского военного командования, третьи − проявлением полководческого гения Сталина и Жукова. И лишь один И.В. Сталин догадывался об истинных причинах такого выдающегося успеха русской армии − её связи через него с Русским Духом, в его собственных, понятных ему, образах. Отсюда − в 1944/45 гг. буквальный «дождь» наград с именами Суворова, Кутузова, Александра Невского, Ушакова, Нахимова, восстановление «солдатского Георгия» − ордена Славы трёх степеней − звезды с георгиевской лентой, учреждение «Ордена Отечественной Войны».

И если бы не «ссылка» Рокоссовского (да и Черняховского) в Прибалтику и Восточную Пруссию, то и Берлин русская армия взяла бы быстрее и без таких колоссальных потерь, которые обеспечили два «армейских троцкиста» − «красные маршалы» Жуков и Конев, соревновавшиеся друг с другом − кто быстрее (и кто больше «положит» русских солдат) возьмёт Берлин.

VI. «Вождь всех времён и народов»

Победа СССР в ВОВ, заставила БП во всех его частях признать за Сталиным «законное право» руководить «мировой социалистической системой», но тот… как бы вдруг отказался от мировой революции (а Жуков предлагал, после взятия Берлина «гнать их до Мадрида», на что Сталин отреагировал крайне нервно-отрицательно), предварительно распустив III Интернационал и предложив план строительства в Центральной Европе целого буфера государств на основе многопартийной, широкой «народной демократии», параллельно добиваясь реализации такого же сценария и в нерасчленённой ещё тогда побеждённой Германии, ограбление которой репарациями Сталин публично не одобрял.

Это переполнило чашу терпения периферии, да и самого Библейского Предиктора, который вновь уступил притязаниям «островных радикалов» 38, обвинивших СССР в «насаждении» коммунизма (!?) и призвавших «свободный мир» объявить России «холодную войну» и выстроить «железный занавес». Напряжение усилила самостоятельная кредитно-финансовая политика СССР 39, к рублю которого, как к альтернативе долларовой удавки, стремились «страны Третьего Мира». С этого момента периферия БП приступила к «очередному» матрицированию заговора, направленного на физическое устранение Сталина, для чего вполне годились алгоритмы РКП(б) – ВКП(б), выпестованные «масонскими играми» 20-х – первой половины 30-х гг. О причинах, сценарии и исполнителях этого убийства много написано разными авторами, среди которых особой концептуальной обстоятельностью отличаются лишь труды ВП СССР. В связи с этим, нет нужды останавливаться на замыслах заговорщиков и их исполнении, так же имея ввиду, что ИВС подорвал собственное здоровье ночным «каторжным» трудом в период ВОВ и послевоенного восстановления и «простое неоказание помощи», юридически не наказуемое как заговор так же могло бы решить «все проблемы».

Следует лишь остановиться на тех моментах во внутренней и внешней политике Сталина, которые характеризуют его как зрелого сына Русского Духа и Расы-Руси-России,  идущего к человечности индивида.

  1. Изгнание из сельскохозяйственного отдела ЦК ВКП(б) троцкиста Н.С. Хрущёва, «долбившего» директивами на места по ставшим стихийно возникать в колхозах семейные бригады 40 − аналог русских крестьянских производящих ячеек-семей, существовавших до коллективизации. Успешная реализация во второй половине 40-х и начале 50-х гг. этого стихийно (не стихийного, конечно, а под водительством Русского Духа) возникшего производственного крестьянского движения не дала бы, впоследствии, Хрущёву возможность «всё засеять кукурузой», на американский манер, так как могло бы резко, на одном энтузиазме крестьян поднять производительность в колхозах. Но у Хрущёва было слишком много последователей-троцкистов на местах, продолжавших по умолчанию разгонять бригады семейного подряда.
  2. Выполнение завещания А.Д. Нечволодова — отстройка от мировой КФС и попытка создания альтернативно-объемлющей «братской» КФС, без алгоритмов ростовщичества.
  3. Начало удаления партийной плутократии от рычагов управления страной на XIX съезде, после оглашения предсовмином Сталиным его желания отойти от деятельности в Президиуме ЦК и «продавленное» им переименование ВКП(б) в КПСС, по оглашению ставившее партию в подчинённое по отношению к советскому государству положение.
  4. Борьба с «безродными космополитами» 41, «врачами-вредителями», направленная на окончательное изкоренение иудейства в любом виде власти 42.
  5. Публичное оглашение масонского характера устройства «советской науки» и апелляция, в связи с этим, к общественному мнению.
  6. Оглашение внутренних противоречий, вредоносности и никчёмности экономической теории Маркса 43, под знаменем которой масонствующие иудеи пришли к власти на обломках Российской империи.
  7. Попытка арестовать партийную верхушку 44 у себя на даче, в феврале 1953 г., «мистически» отменённую в самом ходе этого «мероприятия».

По этим же антисистемным-внесистемным признакам И.В. Сталин был идентифицирован БП как элемент с/системы Раса-Русь-Россия с концептуально противоположным информационным обеспечением и безжалостно «вычищен» руками своей «партийной периферии».

Успех реализации заговора против Сталина предопределялся невозможностью его полным образом войти в состояние психики «человечность», из-за (главным образом) отсутствию собора, на который он мог бы опереться, а так же (в меньшей степени) вредным, не изжитым им привычкам — винопитию и курению, снижавшим диапазон различения и мешавшим максимально продуктивной работе правого полушария, ответственного за интуитивную связь с энерго-полевыми образованиями высшего порядка (Русский Дух) и надсистемной сущностью – Богом.

К выше упомянутой «нечувствительности» такого порядка можно отнести «невидимость» для Сталина возможностей, открывающихся с созданием и началом соборной деятельности. Будучи в силах (и во власти) приблизить к себе молодёжь 45, для совместной деятельности по созданию собора, которому, затем, можно будет передать управление, И.В. Сталин (по не совсем понятным причинам) до конца жизни оставался единовластным правителем-одиночкой, что потом имело для сталинского СССР роковые последствия.

Однако и 73 года жизни (при средней продолжительности жизни мужчин в СССР того времени – 45 лет) Сталина свидетельствуют о той особой ценности, которой его личность обладала для Русского Духа и Всевышнего, не дававших иудейской периферии БП «подрезать» его в более ранних возрастах, на «опасных поворотах» развития СССР-Руси.

 

VII. Уроки и выводы из исторического феномена «сопряжённого разума» И.В. Сталина

Как видно из приведённого материала, тип психики И.В. Сталина в течение всей его жизни претерпевал серьёзные изменения (находился динамике), а не был неким статическим явлением; при предельном обобщении можно выделить два этапа: довоенный и новый.

В период первого жизненного этапа И.В. Сталин безпрепятственно падал в «инфернальную пропасть», спускаясь по спирали человеческого психо-физического бытия (психического развития/деградации) 46, матрично определённую БП. Так в студенческие годы начался его переход из «люда доброго» в нелюдь (а именно, в людоеды), т.е. формировалась относительно чёткая жизненная позиция в вопросах отношения к себе и окружающим: «цель оправдывает средства», да и цели в этот период не совсем, мягко говоря, совпадали с Божьим Промыслом. По мере самоодурманивания Джугашвили информационными ядами (марксизм и подобная ему литература), его психика вбирает в себя всё больше «фиолетовых» оттенков, а в мере понимания, соответственно, начинают преобладать «чёрные» «квадраты»-модули. Ситуацию усугубляет одурманивание материальными ядами – табаком и алкоголем, что по обратным связям, в совокупности с иными деградационными алгоритмами, не единожды ставит под угрозу жизнь и здоровье Кобы.

Потеряв в 1924 году своеобразный тандем в лице В.И. Ленина, Сталин, в состоянии вышеназванного психотипа, совершает ряд крупных ошибок государственного строительства в довоенный период, что не раз подвергает его личной опасности: угроза гражданской войны (а местами: очаги восстаний и вооружённых столкновений) во время коллективизации, угроза благополучного завершения заговора генералитета, угроза дальневосточной войны по типу русско-японской в 1939/40 гг., военные поражения в Белоруссии и угроза потери Восточно-Европейской Равнины летом-осенью 1941 и вступления в войну Японии на Востоке, и т.д.. Эти события (а трагическое начало ВОВ – в особенности) в 1941 году активизировали процесс «детализации» меры понимания Сталина 47 под воздействием («красных») потоков богоугодной информации, поступающих из сервера «Русский дух» через безсознательные уровни психики в сознание. С этого момента начинается второй этап изменений типа психики Сталина: его восхождение с края инфернальной пропасти вверх по «коридору-тоннелю быстрого перехода» спирали человеческого психо-физического бытия. Именно тогда начинается практическая ревизия марксистско-троцкистских алгоритмов управления в СССР, у Сталина начинает вырабатываться благонравное, человеческое отношение к русским людям, а цель начинают «оправдывать средства».

Эти благотворные изменения в психике вождя позволяют наилучшим образом скорректировать в послевоенные годы Замысел Жизнеустройства в СССР, и как следствие, укрепить геополитическое положение Расы-Руси-России, ударными (но уже без тех потерь, что в первые пятилетки) темпами поднять и качественно улучшить советскую экономику, провести качественное управление на более низких уровнях-приоритетах.

Данный этап можно охарактеризовать, как период интенсивной замены неадекватных Мирозданию стереотипов и алгоритмов действий «чёрных квадратов» в психике Сталина («чёрных» «квадратов»-модулей) на богоугодные, что позволяет вождю временами подниматься по «коридору-тоннелю» до уровня Человека Доброго, т.е. управлять с минимальным вектором ошибки, получая адекватный, положительный отклик по обратным связям.

Однако, до конца своей жизни И.В. Сталин так и не избавился от сдерживавших его «восхождение» алгоритмов, что, в конце концов, привело к его серьёзным заболеваниям и физическому изчезновению.

Причиной такого «застревания, на наш взгляд, является отсутствие у него соборных взаимоотношений, позволяющих «корректироваться» и наиболее полно и быстро достигать Человечного состояния психики, устойчиво пребывая в нём. Однако, у него, как у воспитанника библейской культуры, не было ни образа, ни знаний на этот счёт.

Это он и сам понимал-ощущал, говоря о необходимости скорейшей разработки теории (терминологического аппарата), которая, по-существу, и позволила бы сформировать Советский Собор или Святую Соборную Справедливую Русь – СССР (название – как вариант), в результате чего можно было бы избежать как убийства (самоубийства – как вариант) И.В. Сталина, так и дальнейшей цивилизационной деградации Расы-Руси-России.

Таким образом:

  1. Кризисное и антикризисное управление Расой-Русью-Россией, «выталкивающее» через Русский Дух в управленческие страты очередных Грозных, и Сталиных всегда чревато огромными издержками – потерями элементной базы, и связанным с этим понижением производительности с/системы, а в XXI в. — вплоть до нуля. В связи с чем, надеяться на то, что «вот придёт новый Сталин (так же и «коллективный Сталин»), он всем покажет… и приведёт нас в светлое будущее» — опасная иллюзия, так как суперсистема может «надорваться» и, не выдержав, развалиться на регионы, которые быстренько подберёт конгломерат БП, в «лоно европейской цивилизации», либо в лоно… китайской (либо так и так).
  2. Не стоит полностью публично оглашать альтернативный управленческий замысел в отсутствие кадровой базы — собора, способного хранить и передавать образным и лексическим путём информацию, вне зависимости от наличия или отсутствия конкретного «подходящего» для управления чем-либо  элемента (сопряжённого интеллекта/разума). Иначе извращения этого замысла периферией БП неизбежны.
  3. А огласив (ввиду предельной кризисности ситуации), сразу же приступить к созданию собора, который должен сам в режиме он-лайн учиться соборным (а не в режиме сопряжённого интеллекта) путём управлять с/системой (её регионом).
  4. Проявлять решительность (волю) и концептуальную определённость по оглашённым целям управления, доводить его до конца в режиме П-П.
  5. Выявив, в системе управления наличие элементов, принадлежащих к другой, виртуально «вложенной» в управляемую суперсистему, немедленно их выводить – приступать к кадровой замене на элементы с неиспорченной (слабо испорченной) Мерой Родовой силы, либо на основе процесса воспитания в требуемой концепции, в исторически короткие сроки параллельно готовить кадровую базу для такой замены и решительно менять по готовности. При невозможности – выходить из такого «как бы собора» и создавать новый.

Всемерно (по-отечески) алгоритмически оберегать (не опекать!) растущую кадровую базу, добиваясь формирования в ней соборных (а не индивидуалистических) алгоритмов мышления и управления, на деле, а не на словах изживать индивидуализм, как чуждый Расе-Руси-России алгоритм управления (самоуправления), и давая «молодёжи» возможность тренироваться на имеющихся (созданных) макетах систем и объектов управления, а также иногда реально «порулить» на основе выработанных этими, организованными в соборы элементами, векторов целей, с дальнейшим детальным «разбором полётов».

VIII. «Сталинские матрицы» БП в современной России

Аналитики периферии БП, злонамеренно идентифицировавшие Путина к середине 2000-х гг. как «возможного Сталина» (по аналогии восхождения Сталина к власти от «серой рабочей лошадки» до всемогущего, в мере понимания толпаря, диктатора-правителя) и строившие всё это время различные провокационные матрицы-итерации для проверки своих предположений (Беслан, провокации Евросоюза, обрушение мировой КФС, Украина) заставили его публично огласить на IX съезде «Единой России» (2009 г.) следующее:

а) Путин намерен партийными средствами устранить наиболее одиозных и зажравшихся региональных бюрократов, а вместе с ними и те кланы—верхушки региональных парторганизаций, которые они возглавляют, что, по сути, обрушит региональные клановые пирамиды власти, усилив власть центра;

б) Путин намерен продолжить курс системной модернизации через модернизацию партии бюрократов, то есть фактически провести ротацию кадров в госаппарате;

в) Путин не остановится перед жёсткими мерами в отношении представителей современной политической элиты — то есть не считает её ни своей, ни родом из неё.

В совокупности, это породило квази-образ XV съезда ВКП(б), где были окончательно политически разгромлены масонствующие иудеи (троцкисты всех модификаций) и был взят курс на форсированную индустриализацию, в близкой перспективе приведшей к перевооружению и повышению мощи Красной Армии до размеров ведения тотальной войны 48.

Именно с этим связана «плотность» терактов, катастроф и трагедий, пришедшихся на период после 21 ноября 2009 г., «обеспечившая» эгрегориально-матричным («сетевым») путём, «перкачку» «сталинской матрицы». Используя разсредоточенные в коллективном безсознательном «россиян» фрагменты «сталинской матрицы», БП подталкивает Путина к «сталинским(?) репрессиям-чисткам», которые в условиях реального олигархического госкапитализма, многопартийности и стремлении «национальных окраин» к регионализации, могут привести к вспышкам аналогов гражданской войны (на деньги олигархов) прежде всего во «взрывоопасных» (вероятностно – Кавказ) регионах. С/система перенапряжётся и…

Такую матрицу-сценарий можно пере-перекачать следующим образом: в связи с тем, что основное остриё политического давления в эти дни оказывается на Путина, с тем, чтобы с помощью какого-либо «конституционного алгоритма» навсегда отдалить его от власти ( п о возможности и вообще «удалить»), тем кто это должен сделать во имя Расы-Руси-России, необходимо предпринять меры по консолидации не олигархически-либерально настроенных элементов Расы-Руси-России хоть в какой-нибудь из «ветвей» власти, которая, наконец начнёт управлять, а не имитировать управление.

Такая виртуальная (до времени) структура будет являться тем политическим фундаментом, которая позволит Путину, при всём его «небольшевизме», во-первых, снять внутренние напряжения в с/системе, вызванные современными технологиями БП по разжиганию общественного недовольства-психоза, во-вторых, позволит ему, в случае угрозы окончательного государственного предательства чиновничье-олигархического аппарата и, как следствие — зарубежной интервенции, — быстро замкнуть на себе государственное управление, возглавив «реорганизованную» в органы высшей власти (типа Советов) эту общественную структуру.

Народный фронт, уже осёдланный чиновниками-казнокрадами и хитрыми едроссами (политменеджерами этих чиновников), как показывает «праймериз» для этих целей явно не годится («холостой выстрел» – «пар в свисток»), а Росгвардия – это лишь силовой придаток власти, не могущий обеспечить социальную базу-поддержку вышеуказанного противодействия БП.

Так что ваше слово…как писал Маяковский, товарищ В.В. Путин. А мы на местах (в провинции-периферии) чем можем – тем поможем имеющимися у нас ресурсами.

Также, мерой по укрощению троцкизма в госаппарате будет служить создание единого дисциплинарного Устава государственных служащих 49, призванного изкоренить у чиновников «неправильное» отношение к госслужбе (как к работе) и быструю внесудебную реакцию на возможное предательство; «привить им» через дисциплинарный устав добронравное отношение к такому важному Делу как выполнению Долга перед Родиной, а не зарабатыванию денег «по должности» (важнее для них должен стать не трудовой контракт, а «слово и дело государево»); а также облегчить процедуру наказания «предателей», «изменников» и «казнокрадов» 50, и прочих вредителей благополучию Державы, институтом военно-полевых судов.

РУССКiЙ СОБОРНЫЙ УПРАВИТЕЛЬ 02 июня 2016 г.

 

Сноски:

  1. Термин этот появился ещё при грузинском царе Давиде, а при его потомке — царице Тамаре (XII в.) уже во всю использовался  в дипломатической переписке. При царице Тамаре владения грузинского царства простирались «от моря до моря» — от Никопсии (византийской колонии в Грузии) до Дербента. Величие и мощь грузинского царства разрушил Чингиз-хан, после чего она как единое государство уже не возродилась. На месте некогда единого грузинского государства в XIV в. образовались три царства: Кахетинское, Картлийское и Имеретинское, плюс мелкие удельные княжества на Западе и Севере Грузии, по территории совокупно вдвое меньшей, чем царство  царицы Тамары. В XV в. Картлийское и Кахетинское царства попали в вассальную зависимость от набиравшей мощь иранской феодальной монархии, а Западная Грузия оказалась данником турецкого султана, который в XVI в. захватил княжество Ахалкалаки (р-н современных Батуми-Поти), и обратив, проживавших там грузин в мусульманство создал вассальный ему Ахалцихский пашалык, во главе с турецким пашой.
    Пока иранская монархия была достаточно крепка, восточные грузины жили более-менее спокойно, сохраняя в рамках иранского феодального ареала полную внутреннюю автономию с элементами дипломатической самостоятельности, не считая кратковременного периода суверенитета Картли под руководством Великого Моурави (азнавура Георгия Саакадзе) — сбежавшего в начале XVII в. от шаха Аббаса, главнокомандующего иранской армией картлийского происхождения. Г. Саакадзе выросший на эпосе «великой Грузии» («Витязь в тигровой шкуре» и др.) был одержим идеей «великой Грузии», но незнатное происхождение мешало ему стать царём и его управленческие прерогативы оспаривались самими же князьями Грузии. За этот «акт» всплеска национального самосознания-неповиновения грузины затем расплатились опустошительной карательной акцией со стороны иранских сарбазов.
    Ослабление и фактический распад прежнего государства шахин-шахов в первой трети XVIII в. развязало руки турецкому султану для экспансии в Закавказье, где он впервые применил геноцид в самоуправляющихся землях армян (которые пытались героически сопротивляться под руководством Давид-бека и Мхитара Спарапета), а, затем, начал войну с восточно-грузинским царём Георгием, незадолго до этого объединившим  Картлийское и Кахетинское царства в единое государство, совокупной площадью, однако, меньше 20% от территории легендарного царства Тамары, с соответствующим населением и ресурсами. При таких геополитических реалиях Восточная Грузия была лёгкой лакомой добычей для предводителей турецких янычар и те, методично наступая из Западной Грузии, каждый поход «планово» вырезали один за другим районы Восточной Грузии до тех пор, пока у царя Георгия в распоряжении не остались лишь одни…горы. Ввиду безсмысленности такой борьбы с «раскормленным» англо-французами турецким феодальным хищником, Георгий обратился вначале к Екатерине II, а, затем к Павлу I с просьбой о добровольном вассалитете-протекторате, после чего к Георгию, уже после смерти Екатерины, был послан экспедиционный корпус аж…с одной пушкой, от одного слуха о приближении которого янычары разбежались, а турецкий паша-наместник Западной Грузии поспешил заверить Россию в дружелюбии. После смерти бездетного Георгия Александр I  заявил о собственном правопреемстве на Восточно-грузинском престоле и объединил таким путём Восточную Грузию с Россией.
    Последнее, наверняка, не понравилось грузинским удельным князьям, но зато очень нравилось грузинскому народу, получившему гарантии безопасности и процветания, в связи с чем, они (князья) не рискнули выступить против такого объединения, а сам «светлейший» (царского рода) князь Багратион, бывший по должности зам. военного министра (Барклая-де-Толли) в 1812 г., верой и правдой служил России. Далее, в ходе русско-турецких войн первой половины XIX в. была освобождена Западная Грузия и всё черноморское побережье Кавказа, после чего эти земли вошли во вновь созданную Тифлисскую губернию. Так кровью русского солдата была возсоздана «великая Грузия», правда, без Дербента, который вошёл в состав другой российской губернии ещё раньше. Благодарность русскому солдату грузины хранили в течение трёх поколений, но, затем, естественно, забыли, привыкнув к «новым благам» и их национальные «потребности» стали вновь расти. И теперь уже Российская империя превратилась в «угнетателя», по недомыслию сравнимого грузинами с турками или персами.
  2. В 1895 г. в тифлисской газете «Иверия» (по-грузински — «Грузия») появились стихи молодого семинариста Сосо Джугашвили:
    «Цвети, родная Иверия!
    Ликуй, родимый край…»
    Грузинский литератор националистического направления М.Келенджеридзе включил, в своё время в «Грузинскую хрестоматию или сборник лучших образцов грузинской словесности» эти и другие стихи молодого Сосо, в том числе и ярко выраженной «великогрузинской» направленности, а не только про певца «коммунизма» и его «старенький пандури».
  3. Абраг – это тот же абрек в грузинской транскрипции. По современному – участник антиконституционных бандформирований типа Ш.Басаева, С.Радуева и др. «воинов ислама». С той лишь существенной разницей, что вели они себя по-грузински (христиански) благородно: не воевали с женщинами и детьми, не брали рожениц в заложники, не получали из-за границы доллары, а так же не отрубали головы пленным русским.
  4. В журнале наблюдений за семинаристами инспектор С.Мураховский отмечал: «Джугашвили имеет  абонентный лист из «Дешёвой библиотеки». Сегодня конфисковал у него «Тружеников моря» В. Гюго. Примечательно, что первой книгой, которую прочитал И.В. Сталин в стенах семинарии был «Капитал», в переводе народника Лопатина. Так же Сосо увлекался Дарвиным, Плехановым и адептом революционного фанатизма (народнического троцкизма) Ткачёвым, «Катехизис революционера» которого он так же внимательно изучал.
  5. Умышленно грубо нарушил дисциплину — неделю отсутствовал в семинарии без уважительной причины, а, затем, в письменном заявлении на имя ректора публично пренебрёг этой дисциплиной. Такого в те времена простить не могли.
  6. С.Шаумяну это «ауканье» потом «откликнулось» в 1918 г., при ликвидации Бакинской коммуны, но это уже другая история.
  7. Некоторые фрагменты этих православно-библейских алгоритмов в своих безсознательных уровнях И.В. Сталин, видимо, хранил до конца жизни, великодушно прощая плетущих против него заговоры членов Президиума ЦК (Хрущёва, Маленкова, Булганина и Ко). На это указывает один общеизвестный историкам факт. Уже после войны, на торжественном приёме, после очередного парада на Красной плошади, Сталин , в присутствии дипломатического корпуса, обратился к солисту Большого театра Михайлову, с тем, что бы он исполнил обедню: «Давайте напомним. Начинайте!» Максим Дормидонтович запел: «Благослови, Бог, ныне, присно и, во веки веков». И.В. Сталин ему красивым голосом подтягивал, так как знал в этом толк, будучи и.о. регента церковного хора горийского духовного училища.
  8. В этом смысле интересен эпизод, имевший место в Гори, где на проходившем застолье Сосо удалось «развести» заезжего иранского муллу на кубок вина, заявив: «…господ один, но молимся мы розно. Поднимем же чарки за добродеяния Христа и Мухаммеда. Будем вместе, никто не вобьёт клин между христианами и мусульманами. Только так и спасёмся…». На вопрос муллы: и у вас в Гори объявился злыдень? Сосо ответил: «Бдит ворог…хоромы на горе себе отстроил…Бдит купчишка чужедальний…». 
  9. Русскими крестьянами жившими, в местах ссылок И.Сталина и обязанными были по повинности держать революционеров-постояльцев в своих домах.
  10. По воспоминаниям современников, дед Сосо — Джуга – отец Виссариона был известным бунтарём горийской округи против князей и поддерживавших их местных властей.
  11. Кровная месть обиженных лишь способствовала «вырезанию» всего оставшегося рода и только усиливала «безысходность» в противостоянии людоедам-князьям.
  12. Безсознательная самоидентификация этого выражена в стихотворении Сосо про странствующего певца-пандуриста:
    Ходил он от дома к дому,
    Стучась у чужих дверей,
    Со старым дубовым пандури,
    С нехитрою песней своей.
    В напеве его и в песне,
    Как солнечный луч чиста,
    Звучала великая правда —
    Возвышенная мечта.
    Сердца, превращенные в камень,
    Заставить биться умел.
    У многих будил он разум,
    Дремавший в глубокой тьме
    .
    Но люди, забывшие Бога,
    Хранящие в сердце тьму,
    Полную чашу отравы
    Преподнесли ему.
    Сказали они: “Будь проклят!
    Пей, осуши до дна…
    И песня твоя чужда нам,
    И правда твоя не нужна!”
  13. Он уже в 1907 г. «глубоко копает» марксизм, желая понять «почему Маркс так ненавидел славян?» — из диалога Сталина с Троцким на Лондонском (1907 г.) съезде РСДРП.
    В работе “Анархизм или социализм?”, И.В. Сталин , в частности указывает : «Диалектика говорит, что в мире нет ничего вечного, в мире всё преходяще и изменчиво, изменяется природа, изменяется общество, меняются нравы и обычаи, меняются понятия о справедливости, меняется сама истина, — поэтому-то она и отрицает раз и навсегда установленную истину, следовательно она отрицает и отвлеченные «догматические положения, которые остается только зазубрить, раз они открыты».
    В июле 1907 г. в газете “Бакинский пролетарий” была опубли­кована за подписью Коба Иванович его статья “Лон­дон­ский съезд Российской социал-демократической рабочей партии. (Записки делегата)”, где имеет место уже серьёзная социальная аналитика статистики распределений, характерной для «русской» социал-демократии: «…Не менее интересен состав съезда с точки зрения национальностей. Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая конечно бундовцев), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т.д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется тов. Алексинский), что меньшевики — еврейская фракция, большевики — истинно-русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром.
    А такой состав фракций не трудно объяснить: очагами большевизма являются главным образом крупные промышленные районы, районы чисто русские, за исключением Польши, тогда как меньшевистские районы, районы мелкого производства, являются в то же время районами евреев, грузин и т.д.».
    «Копая» таким образом дальше И.В. Сталин, в конце-концов придёт к сути понимания «национального вопроса» в России: борьбе двух цивилизаций.
  14. Несмотря на безоговорочно принятую европейской социал-демократией теорию Розы Люксембург о задаче победившей социал-демократии дать свободу самоопределения всем без исключения нац.меньшинствам (в соответствии с «модной», в те времена, подброшенной масонами  идеей Соединённых Штатов Европы), по оглашению принятой и в РСДРП, И.В. Сталин в 1922 г. выдвинул свой «план автономизации» по которому Украина, Белоруссия и Закавказье должны были войти на правах автономии в состав РСФСР (без права выхода и государственного «союзного» равноправия).
  15. Учится «лавировать» между «зубрами» (точнее ─ «пещерными медведями» мировой революции) РКП(б) Лениным, Дзержинским, Троцким, Каменевым и Зиновьевым вначале в «рядовой должности» члена Советского правительства, в должности наркомнаца, затем наркомгосконтроля, а, затем ─ генерального секретаря ─ руководителя аппарата ЦК ВКП(б).
  16. Процесс этот начался ещё в годы Гражданской войны, когда к И.В. Сталину «прибились» более мелкие, одиноко чувствовавшие себя рядах «магксисткой геволюционной пагтии» (групповых сугесторов), не выжившие бы поодиночке (главком Троцкий и компания сожрали бы их, как они «жрали» Ф.Миронова, В.Чапаева и др. «почвенных» героев гражданской войны) Климент Ворошилов и Семён Будённый и их немногочисленная челядь-оруженосцы. После гражданской войны к Сталину постепенно «прибивается» второй эшелон партийного руководства, состоящий из недоотмороженных марксисткой теорией и практикой гражданской войны представителей русского люда доброго, заедино, то есть в силу личной социальной инерционности (меры непонимания), участвовавших в революциях и гражданской войне, в заданной троцкизмом людоедской парадигме: Ф.Сергеев (Артём), С.Киров, М.Фрунзе, В.Куйбышев. В результате, формируется устойчивая группа─регион суперсистемы под названием «партия большевиков» во главе с сопряжённым интеллектом ─ Кобой, в прямом и нарицательном смыслах этого слова.
  17. Как поясняет нам Интернет-автор сайта mhera.ru Cezar : «27 ноября 1917 года на съезд социал-демократической партии Финляндии (сокр. СДПФ) в Хельсинки прибыли представители ЦК партии большевиков и Советского правительства И. В. Джугашвили (Сталин) и Коллонтай А. М., которые с полной ответственностью заявили, что Советское правительство признавало и признаёт право самоопределения Финляндии. Сталин (член Политбюро ЦК и нарком по делам национальностей) подчеркнул, что «такая политика Советского правительства направлена на восстановление братского доверия между народами России, укрепление завоеваний Октябрьской революции».
    5 декабря 1917 года Ленин, выступая с речью на первом всероссийском съезде военного флота, также заявил, что Советское правительство не будет препятствовать выделению из состава России национальных республик вообще и Финляндии в частности, которой предоставляется полная свобода самой решать свою судьбу ― «жить в союзе с нами или с другими».
    На основании этих заявлений финский Сейм принял 6 декабря 1917 года «Декларацию о независимости Финляндии», ― осуществил предоставленное Советским правительством право на самоопределение Финляндии. Однако Сейм, вопреки международному праву, вопреки, наконец, логике и здравому смыслу, не обратился вслед за этим к Советскому правительству с просьбой об официальном признании Финляндии. Он открыто игнорировал Советское правительство и испытывал его терпение.
    8 декабря 1917 года Ленин заявил делегации сеймовской фракции СДПФ, что Советское правительство готово признать Финляндию в случае её прямого обращения к Советскому правительству. Однако прибывшая в тот день в Петроград делегация Сейма демонстративно обратилась с просьбой о признании не к законному Советскому правительству, а к лидерам меньшевиков, находившимся в то время не у власти (политика меньшевизма направлена на реставрацию буржуазного строя). ― Финский пробуржуазный Сейм, испытывавший ненависть к большевикам, не шёл ни на какие разумные шаги…
    15 декабря 1917 года Советское правительство опубликовало «Декларацию прав народов России», где содержалось подтверждение принципиального права Финляндии на самоопределение.
    31 декабря 1917 года Ленин подписал Постановление о независимости Финляндии. Таким образом, финны, хотели они этого или нет, получили независимость из рук Советской власти…».
    По оглашению, этот опус как бы призван защитить «честь тов. Сталина» (в чём она не нуждается), а по умолчанию здесь гораздо более вредительский подтекст, призванный напрочь вычеркнуть из памяти русских людей правду о «финляндском деле». Всё казалось бы «цивильно», то есть укладывается в рамки официальной советской (читай — троцкистской) пропаганды, если бы не некоторые исторические детали.
    В 1252 г. вел.князь Александр Невский разбил в очередной раз шведов и преследуя врага вошёл на территорию Южной Финляндии. С тех пор финны, страдавшие от агрессивных соседей оказались под защитой Вел.Новгорода. Территория эта получила название Чухна, а проживающие там финно-угоры — чухонцы (но никак не финны, так как самоназвание этих племён — суомы). Продвигаясь дальше на север новгородцы к 14 в. освоили земли лопарей и вышли к Баренцеву морю. Т.о. большая часть территории нынешней Финляндии — это исторические земли Госп.Вел.Новгорода и его правопреемника Вел.Кн.Московского. Семинарист Джугашвили эти страницы славной русской истории не знать не мог. Далее по ослаблении в начале 17 в. Московского государства земли эти вновь захватили шведы, поработив коренное население. В 1809 г. Российская империя освободила суомов от шведского гнёта, дала им государственность (Вел.Кн.Финляндское), суомский государственный язык, конституцию, парламент, свои внутренние законы, собственную полицию, образование и много ещё того, чего не имели коренные жители при шведах. В результате основная масса населения ВКФ весьма лояльно относилась и к русским и к имперским властям. «Воду мутили» немногочисленные националисты (потомки этнических шведов) и социал-демократы, которые, однако, до ВОСР не осмеливались поднять голову.
    Приход к власти в России социально-близкого этим мутантам правительства позволил им «требовать» от России независимости, спекулируя на теории марксизма-ленинизма-троцкизма о праве наций на самоопределение, которая на поверку оказалась давно уже разработанной в недрах Бнай Бритта теорией о праве «малых народов Европы» на самоопределение, острием своим направленной против трёх континентальных империй: австровенгерской, российской, германской. Консолидация этих трёх континентальных империй была тем кошмарным сном островной империи, который нельзя было ни в коем случае допустить, так как означало конец её мирового владычества. Отсюда — через еврейскую периферию в Интернационале была протащена идея «права наций на самоопределение», которую унаследовала и партийная программа большевиков. Так что тов. Сталин в 1939/40 гг., во время «зимней войны»  «тушил» как раз тот пожар, который он вместе с Лениным и Троцким «раздувал» в декабре 1917 — январе 1918 гг. давая «финским товарищам» карт-бланш на сепаратизм и национализм. За что боролись — на то и напоролись! Это уже потом, учтя горький опыт «отношений» с Финляндией и «незалежной» Прибалтикой, тов. Сталин резко выступил, при образовании СССР против национального принципа строительства союзного государства…и попал под перекрёстный огонь социал-националистов и интернацистов, в связи с чем вынужден был «по просьбе Ленина» отступить. По другому, видимо, ученик-подмастерье русской марксистской ложи поступит не мог, так как тогда бы его личный «образовательный процесс» мгновенно бы прекратился. Русский благонамеренный патриот из эгрегориального ядра Русской цивилизации, видимо, поступил бы по-другому и сорвал бы эту позорную сделку, как сорвал сделку-подарок русского Балтфлота немцам-англичанам в декабре 1917 г. каперанг Щастный (привёл 300 кораблей из Гельсингфорса и Ревеля в Кронштадт), расстрелянный за это Троцким, как «враг революции». Но это уже другие вероятностные предопределённости, связанные с другим личностным фактором и психотипом (другой Мерой Родовой силы). Отступление это на «национальные квартиры» нам потом «аукнулось» потерей Крыма и «беловежской пущей».
    Так что, хорошая мысля у тов. Сталина в те времена приходила «опосля» — чистой воды ПАУ, со всеми его потерями и издержками, характерными для обучающегося, концептуально не властного управленца. 
  18. «Среднегодовой рост промышленной продукции СССР в восстановительный период равнялся 41%. Таких темпов не знала ни одна из капиталистических стран — участниц мировой войны. В 1925 г. государственная промышленность СССР дала примерно три четверти продукции 1913 г. При этом доля государственной и кооперативной промышленности составила четыре пятых валовой продукции.
    Из отраслей тяжелой промышленности успешнее всего восстанавливались нефтяная промышленность и машиностроение. В 1925 г. добыча нефти в Баку подошла к довоенному уровню. Ленинградским «Красным путиловцем», Коломенским и Харьковским паровозостроительными заводами были выпущены первые советские тракторы. Создавалась автомобильная промышленность. Осенью 1924 г. московский завод «АМО» выпустил первые советские грузовые машины. В 1925 г. дал первые грузовики собственной конструкции Ярославский автомобильный завод. На машиностроительных предприятиях Ленинграда осваивалось производство двигателей внутреннего сгорания и других сложных машин, не выпускавшихся здесь до революции.
    В сентябре 1925 г. на Тульском заводе была создана первая советская текстильная машина, а с конца года текстильные машины стали производиться и на заводах Ленинграда, тогда как прежде в России производились только запасные части к текстильным машинам, ввозимым из Англии.
    Выполнялся ленинский план электрификации страны. Строились электростанции: Шатурская, Кизеловская, Нижегородская, Волховская, Штеровская.
    Некоторых успехов удалось добиться также в восстановлении металлургии. В 1922 г. на Украине работал только один металлургический завод — Юзовский, а в 1925 г. здесь действовали уже все крупные металлургические предприятия.
    В известной мере оправилась от разрухи и металлургия Урала. Но в целом металлургия продолжала сильно отставать от довоенного уровня. Чугуна выплавлялось примерно половина, а стали — две трети выплавки 1913 г. Для дальнейшего развития металлургии (как и машиностроения) требовалось обновление основного капитала предприятий.
    Меньших затрат требовало развитие легкой промышленности. Поэтому в ее восстановлении были достигнуты самые значительные результаты. В 1925 г. продукция текстильной промышленности составила 80% довоенной, но дальнейшее ее увеличение теперь также зависело от обновления основного капитала.
    III Всесоюзный съезд Советов в мае 1925 г., обсудив доклад председателя Высшего Совета Народного Хозяйства СССР Ф. Э. Дзержинского о состоянии промышленности, указал, что потребности Советского Союза никоим образом не могут быть удовлетворены довоенным уровнем, к которому приближается промышленность страны. Поэтому, говорилось в решении съезда, «проблема расширения основного капитала, постройка новых фабрик и заводов и закладка новых шахт, а также расширение и переоборудование существующих и изыскание для этого необходимых средств являются первоочередной задачей Правительства…
    …При этом к 1925 г. насчитывалось уже примерно 5 млн. крестьянских хозяйств, охваченных разными видами кооперации. Преобладали снабженческо-сбытовые, потребительские виды объединений, но и число производственных сельскохозяйственных артелей увеличилось с 1921 по 1925 г. в полтора раза — с 10 тыс. до 14 тыс. Продолжалось «осереднячивание» деревни. К 1925 г. число середняцких хозяйств возросло по сравнению с дореволюционным временем более чем в 3 раза, главным образом за счет сокращения количества бедняков. Впрочем, в условиях нэпа происходил также некоторый рост кулачества, а также сельского пролетариата. В 1925 г. в деревне существовало следующее соотношение между социальными группами: сельскохозяйственный пролетариат — 5%, бедняки — 22, середняки — 68—69, кулаки — 3—4%.
    Экономической основой союза рабочих и крестьян являлась смычка социалистической промышленности с экономикой трудового крестьянского хозяйства. Промышленность снабжала крестьянина необходимыми ему сельскохозяйственными орудиями и товарами широкого потребления. Производство плугов за один только 1925 г. увеличилось в 3,3 раза, молотилок — в 2,6 раза. Политика Советского правительства была направлена на снижение стоимости сельскохозяйственного инвентаря. Трудовому крестьянству предоставлялся долгосрочный кредит.
    Однако товарное производство в сельском хозяйстве развивалось медленно и не достигло довоенного уровня. Причины этого коренились в том, что господствующее положение в сельском хозяйстве занимал частновладельческий сектор, насчитывавший миллионы мелких хозяйств, а существовавшая тогда промышленность с ее изношенным оборудованием не могла удовлетворить 25 млн. крестьянских хозяйств машинами и инвентарем. Слабость промышленной базы тормозила также перевод крестьянских хозяйств на путь коллективного производства.
    Таким образом, состояние и промышленности и сельского хозяйства выдвигало насущную задачу индустриализации страны. Предпосылки для этого складывались также в сфере товарного и денежного обращения. Внутренний торговый оборот вырос с 1923 по 1925 г. почти в 3 раза, достигнув 70% довоенного уровня. Неуклонно расширялась государственная и кооперативная торговля: в 1924/25 г. ее доля в общем товарообороте составила 75% (хотя в розничной торговле и, особенно на селе частный торговец продолжал еще занимать весьма серьезные позиции). В 1924 г. государственный бюджет СССР был впервые сведен без дефицита. За три года, с 1923/24 по 1925/26 г., государственные доходы увеличились примерно в 2 раза…» ─ См.: «Всемирная История» в 10 томах, М., Изд-во АН СССР,  1963, Т. 9, С. 33-35.
  19. «…Стабилизация капитализма принимала в разных странах неодинаковые формы. Этот процесс определялся в каждой стране рядом причин: глубиной экономических и политических потрясений во время мировой войны и последовавшего за ней революционного подъема, соотношением классовых и политических сил, уровнем организованности и сознательности рабочего класса и т. д. Так, в Соединенных Штатах и Японии стабилизация капитализма натолкнулась на меньшие трудности, чем в странах Западной Европы. Немалое значение имели и внешние факторы, как, например, экономическая экспансия американских монополий в страны Европы, в особенности в Германию и в меньшей степени в Италию. Приток американских долларов помог буржуазии этих стран быстрее преодолеть экономическую разруху, стабилизировать валюту и поднять промышленное производство.
    1. Германия
    Поражение германского рабочего класса в октябре 1923 г. знаменовало окончание периода революционной ситуации в стране. Используя поддержку военщины и правого руководства социал-демократии, буржуазия перешла в наступление на рабочий класс. Были отменены конституционные гарантии и восьмичасовой рабочий день, урезаны пособия инвалидам и престарелым. Правительство щедро субсидировало магнатов промышленности и значительно снизило налоги на капитал. Введенное правительством осадное положение продолжалось до февраля 1924 г. Частичная стабилизация германского капитализма
    Революционные события 1923 т. заставали держав-победительниц значительно изменить свою позицию репарационном вопросе. Угроза пролетарской революции в Германии побудила их отказаться от чересчур жесткого курса и пойти на некоторые уступки германской буржуазии. Эти тенденции нашли свое выражение, в частности, в плане Дауэса, который открывал для немецкой буржуазии путь к быстрому восстановлению экономики, росту военно-промышленного потенциала и получению высоких прибылей. Почти все буржуазные партии, а также социал-демократы поддержали этот план.
    Большое значение плана Дауэса как фактора укрепления позиций германской буржуазии было продемонстрировано результатами выборов в рейхстаг в мае и декабре 1924 г.
    2. Англия
    Стабилизация капитализма оказалась трудной задачей для английской буржуазии. В экономике Англии важное место занимали доходы от заграничных инвестиций, международного судоходства, заграничных банковских операций, экспорта товаров (в частности, в страны Британской империи). Общий кризис капитализма обусловил значительное сокращение этих источников обогащения английских монополий. Рынки сбыта для английских промышленных товаров чрезвычайно сузились. Во многих случаях Англия не выдерживала конкуренции со стороны Германии, Соединенных Штатов и Японии. Причиной этого была высокая себестоимость английских изделий, которая в свою очередь проистекала из Особенности развития английской капиталистической экономики относительной (по сравнению с Соединенными Штатами Америки и Германией) технической отсталости английской промышленности. Английская буржуазия рассчитывала сократить издержки производства, восстановить конкурентоспособность английских товаров на мировых рынках путем резкого снижения жизненного уровня рабочих, проведения капиталистической рационализации производства, укрепления своих ослабевших позиций в колониях и доминионах. Большие надежды буржуазия метрополии возлагала на систему протекционизма. Осуществление этой программы наталкивалось на упорное сопротивление английского пролетариата, обладавшего мощными профсоюзными и политическими организациями. Правда, руководившие ими реформисты препятствовали развитию классовой борьбы, но и они не могли заставить рабочих добровольно согласиться на снижение своего жизненного уровня. Развернувшееся в эти годы наступление буржуазии на рабочий класс привело к ожесточенным классовым битвам.
    Провал на выборах 1923 г. ведущей партии английского монополистического капитала — консерваторов — вызвал на первых порах в английских правящих кругах серьезную тревогу. Однако вскоре выяснилось, что лейбористы отнюдь не покушаются на основы капиталистического строя. В январе 1924 г. Рамзей акдональд сформировал первое в истории Англии лейбористское правительство. Оно не имело прочной опоры в парламенте и зависело от поддержки либералов. Лейбористы располагали в палате общин 191 мандатом, либералы — 158, а консерваторы — 258. За свою поддержку либералы требовали, чтобы лейбористы осуществляли только ту часть своей программы, которая не расходилась с требованиями Либеральной партии. Правительство Макдональда провело некоторые прогрессивные мероприятия: был составлен план увеличения государственных субсидий на жилищное строительство для рабочих («план Уитли», названный так по имени министра здравоохранения Джона Уитли, который возглавлял разработку этого плана), улучшена система страхования по безработице, увеличен размер пособий для некоторых категорий безработных, понижен акциз на чай, сахар и другие продукты, ассигнованы средства на выплату пенсий престарелым рабочим. Свои предвыборные обещания относительно национализации шахт и железных дорог правительство отказалось выполнить, ссылаясь на то, что либералы возражают против национализации. Такая же судьба постигла и обещание лейбористов ввести налог на капитал. В многочисленных трудовых конфликтах, в частности во время забастовок железнодорожников и докеров, лейбористское правительство систематически поддерживало предпринимателей. Оно отклонило внесенное группой левых лейбористов — депутатов парламента — предложение о запрещении использования войск против бастующих рабочих. В среде рабочих росло недовольство политикой классового сотрудничества и капитуляцией лейбористов перед требованиями буржуазии. Это привело к возникновению в профессиональных союзах левого крыла, получившего название «движение меньшинства». «Движение меньшинства» находилось под влиянием Коммунистической партии, что помогло ему найти правильную линию в борьбе. Не порывая организационной связи с реформистскими профсоюзами, оно в то же время примыкало к Профинтерну (Красному Интернационалу профсоюзов). Деятельность «движения меньшинства» способствовала активизации стачечной борьбы английского пролетариата. Давление трудящихся масс и той части буржуазии, которая была заинтересована в развитии экспорта в Советскую Россию, заставило правительство Макдональда выполнить данное им накануне выборов обещание: 1 февраля 1924 г. Первое лейбористское правительство заявило о признании Советского Союза де-юре и установлении с ним дипломатических отношений. Но развитие нормальных англо-советских отношений всячески тормозилось английской стороной. Обмен послами не состоялся. Общий и торговый договоры между Англией и СССР были подписаны после длительных переговоров лишь в августе 1924 г.
    Правительство Макдональда активно поддерживало план Дауэса, а также политику вовлечения Германии в антисоветский блок и превращения ее в орудие агрессии против СССР. Колониальная политика лейбористского правительства фактически мало отличалась от политики предшествовавших правительств. Его представитель цинично защищал в палате общин действия британской военщины в Ираке, где английская авиация подвергала население зверским воздушным бомбардировкам. В Египте и Индии правительство Макдональда жестоко расправлялось с национально-освободительным движением. Как внутренняя, так и внешняя политика правительства Макдональда вызвала разочарование в рабочих массах и ослабила позиции лейбористского правительства. Этим воспользовались буржуазные круги, стремившиеся к восстановлению правления консерваторов. В октябре 1924 г. правительство Макдональда распустило парламент и назначило новые выборы. Консерваторы, для того чтобы обеспечить себе победу на выборах, опубликовали антисоветскую фальшивку — так называемое письмо Коминтерна, в котором якобы содержалась директива Коминтерна английским коммунистам о подготовке вооруженного восстания. Макдональд не только не разоблачил подлога, но дал указание направить советскому посольству ноту протеста. Тем самым он нанес вред и англо-советским отношениям, и собственной партии. На состоявшихся выборах консерваторы добились абсолютного большинства мест в парламенте (415 из 615). Группа либералов в палате общин сократилась в 4 раза (до 42 человек), а лейбористов — более чем на 20% — с 191 до 152. Преемником Макдональда на посту премьера стал один из лидеров Консервативной партии — крупный промышленник Стенли Болдуин. Правительство Болдуина оказало прямое содействие наступлению капитала на рабочий класс. Первый удар был направлен против горняков, одного из передовых и наиболее организованных отрядов английского пролетариата. Особая острота классовых боев в угледобывающей промышленности Англии объяснялась тем, что эта отрасль переживала в послевоенные годы глубокий и затяжной кризис. Летом 1925 г. вспыхнул давно назревавший конфликт. Шахтовладельцы, угрожая локаутом, потребовали, чтобы горняки согласились на снижение заработной платы и на увеличение рабочего дня. Федерация горняков отклонила это требование и обратилась за помощью к профсоюзам транспортников и железнодорожников, с которыми она была связана соглашением о взаимной поддержке («Тройственный союз»). Давление масс заставило руководителей профсоюзов транспортников и железнодорожников поддержать горняков. Английский рабочий класс был полон решимости вступить в бой против перешедших в наступление предпринимателей. Однако буржуазия сочла этот момент неподходящим для ведения борьбы в таких масштабах. Правительство вмешалось в конфликт и взяло на себя обязательство выплачивать шахтовладельцам в течение девяти месяцев субсидию в размере 24 млн. фунтов стерлингов, чтобы сохранить им прежний уровень прибыли. Локаут был отменен. Это была крупнейшая победа английского рабочего класса, вошедшая в историю под названием «красной пятницы». Она оказала огромное влияние на рабочих, укрепив в них сознание собственной силы и волю к борьбе. Происходивший в сентябре 1925 г. в Скарборо конгресс тред-юнионов показал растущее влияние левых элементов в профессиональном движении. Подавляющим Руководители Федерации горняков после безуспешных переговоров с предпринимателями покидают совещание. большинством голосов конгресс принял резолюцию, в которой указывалось, что одной из основных задач профсоюзного движения является усиление борьбы против капиталистического строя. Были приняты также резолюции, осуждавшие империализм, призывавшие рабочих к укреплению международной солидарности и оказанию помощи народам Индии, Египта, Китая и другим народам, борющимся за свою национальную независимость. На Ливерпульской конференции Лейбористской партии в октябре 1925 г. одержало победу правое крыло во главе с Макдональдом. Конференция запретила местным профессиональным, кооперативным и другим организациям избирать коммунистов на выборные должности в Лейбористской партии. В то время как консервативное правительство усиленно готовилось к предстоящей решительной борьбе с рабочими, создавало особые штрейкбрехерские и полицейские отряды, арестовало 12 руководителей Коммунистической партии и «движения меньшинства», правое руководство Генерального совета конгресса тред-юнионов призвало рабочих ожидать заключения комиссии, созданной правительством для обследования угольной промышленности. В отчете комиссии, опубликованном 10 марта 1926 г., предлагалось снизить заработную плату горняков. 30 апреля 1926 г. истек срок выплаты правительственной субсидии шахтовладельцам, и, поскольку к тому времени соглашение между предпринимателями и Демонстрация трамвайщиков в Манчестере в дни всеобщей забастовки. Федерацией горняков не было достигнуто, шахтовладельцы объявили локаут во всей угледобывающей промышленности. Провокационный акт предпринимателей вызвал возмущение в самых широких слоях рабочих. Учитывая настроение масс, Генеральный совет конгресса тред-юнионов 4 мая объявил всеобщую забастовку по всей стране. Началось величайшее в истории Англии выступление рабочего класса. Несмотря на то что предприниматели и действовавшее в теснейшем контакте с ними правительство в течение многих месяцев систематически готовились к конфликту, их попытки организовать штрейкбрехерство терпели неудачу. Единство, проявленное забастовщиками, было беспрецедентным в истории английского рабочего движения. На железных дорогах и в лондонском метро в забастовке участвовало 99% рабочих. По всей стране стихийно возникали забастовочные комитеты, советы действия и другие аналогичные органы. Во многих случаях они фактически выполняли функции местной власти, выдавая от имени местных профсоюзных советов пропуска на движение транспорта, организуя пикеты и заставы на дорогах, регулируя снабжение населения продовольствием. Кое-где были созданы отряды рабочей самообороны…» — См.: «Всемирная История» в 10 томах, М., Изд-во АН СССР,  1963, Т. 9, С. 51-63.
    Так что «акулам империализма» было явно не до войны с Советской Россией — самим бы уцелеть в «классовых битвах». 
  20. См.: доклад В.И. Ленина на V Московской партконференции «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции».
  21. После ВОВ И.В. Сталин даёт задание писателю, историку−востоковеду Анне Антоновской написать многотомное литературно-историческое произведение «Великий Моурави», на основе документов, но с идеей, заложенной в «Дидмоуравани». Поручение это было выполнено уже после отстранения Хрущёва от власти ─ во времена Брежнева.
  22. Вот где пригодилось Сталину его знание Корана, которое он продемонстрировал ещё в ранее описанном горийском эпизоде с муллой: «злочестивые вкушают гнев злочестивых». 
  23. Как великолепный психолог, А.Н. Толстой угадал направление мыслей И.В. Сталина и «под них» написал свой исторический роман «Пётр I».
  24. См.: Мартиросян А.Б. Кто привёл войну в СССР. М. 2008.
  25. Блицкриг в 1940 г. во Францию, через Бельгию, как и в Первой мировой войне всё по тому же «плану Шлиффена», в обход могучей, но безполезной «линии Мажино».
  26. Не для  этого ли «невозвращенцем» стал Рудольф Гесс, как-то странно осевший в Британии.
  27. Т.е. суперсистемы направленной на аннексию и ассимилирование близлежащих и среднележащих регионов на низших приоритетах обобщённых средств управления – идеологии и военных захватов. Именно за этим Сталину потребовалась мощная армия, и, как следствие, мощный ВПК.
  28. Фактически искусственно выведенным подвидом «одурманенный-сугестор».
  29. Нахождение в числе прочих высших руководителей СССР этнически русского Калинина и этнического грузина Сталина вполне вписывалась в статистическую погрешность, а с учётом пожилого возраста обоих (им обоим было 50-т лет в 20-е годы, и 60-т лет в 30-е годы) с точки зрения глобализации вообще явлением кратковременным.
  30. Именно поэтому Сталину и пришлось физически уничтожать эту периферию в высшем и среднем госаппарате СССР.
  31. В это время в окружении Сталина появляются такие люди, как кадровый офицер царской армии и столбовой дворянин по происхождению А.Н. Жданов, быстро продвинувшийся после зачистки зиновьевского кагала в Ленинграде в 1934/35 гг. до должности секретаря Ленинградского Обкома ВКП(б). Сталин в этот период подробно знакомится с творчеством замечательного русского актёра Н.Черкасова, будившего и соединявшего своей игрой Александра Невского (а затем и Ивана Грозного) разломленные иудейским пролеткультом  алгоритмы безсознательной связи с Русским Духом.
  32. В 1940 г. на командно-штабных учениях он, в целом, соглашается с троцкистской доктриной упреждающего нападения на Западной границе, в её более смягчённой «жуковской» модификации, предусматривающий предельную концентрацию техники на Белосткокском выступе, а годом ранее предельно смягчает государственный режим в отношении Русской православной церкви. И всё это на фоне предпринимаемых им усилий по возрождению русской культуры и очищения её от «закидонов» пролеткульта. В связи с этим, архитектор и ярый сторонник последнего Луначарский вынужден был отправиться в почётную ссылку, где и умер от загадочной болезни.
  33. См.: «Матрицы толпо-элитраной культуры» в «Ноосферной борьбе…»
  34. Весной—летом 1942 г. были проведены провальные «наступательные операции»: Харьковская, Ростовская-на-Дону, Керченская, в которых совокупно было пленено более 1 млн. красноармейцев и столько же убито и пропало без вести. Эти роковые ошибки хрущёвско-тимошенковско-мехлисовского  «руководства» войсками позволили немецким войскам перейти на юге в стратегическое контрнаступление и нанести нашим армиям поражение в излучине Дона и Волги, захватить большую часть Северного Кавказа, героически оборонявшийся Севастополь и почти захватить Сталинград. «Косяк» этот опять был выправлен огромными жертвами во время Сталинградской битвы (до 400 тыс. погибших и пропавших без вести, не считая раненых, часть из которых умирало в госпиталях, не попадая в статистику конкретного сражения. Просто в городе не могло быть безымянных братских могил и без вести пропавших, так как трупы лежали в домах и на улицах, следовательно могли быть легко опознаны похоронными командами по медальонам, за редким исключением тех, кто тонул в Волге, да и то, на глазах у товарищей). Суммарно, из-за троцкистского головотяпства, безвозвратные потери в 1942 г. составили 2,5 млн. красноармейцев и массу танков, сожжённых под Харьковом из-за неумелого (или вредительского?) командования танковыми частями, что было меньше, но сравнимо с 1941 г.
  35. В этот период мобилизованными оказались возраста 45-50 лет, «захватившие» имперские времена, или даже успевшие повоевать в царской армии с германцами.
  36. Потери Красной Армии, несмотря на  оборонительный для неё характер боевых действий на первом этапе Курского сражения, превосходили потери вермахта, как один к полтора.
  37. Так называемые в документах СС и СД «партизаны фюрера».
  38. Под «островными радикалами» понимаются британская часть БП и их ученики-подмастерья из США (Америка тоже «мировой остров»).
  39. См.: http://mhera.ru/2009/11/09/brief-11/.
  40. Когда Сталин об этом узнал, ярости его не было предела, и если бы не заступничество за «друга-Никиту» Анастаса Микояна (скрытого и хитрого капитулянта-троцкиста), того бы не любивший его Берия точно бы подвёл под расстрел.
  41. Последняя, проводилась при оперативном руководстве русского дворянина-офицера А.Н. Жданова, вникшего в вопросы литературы и искусства СССР, за что его иудеи—врачи и приговорили к «закланию».
  42. В том числе идеологической и врачебной.
  43. Работа И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».
  44. Маленкова, Хрущёва, Булганина и Берию.
  45. Довольно много молодых людей: Косыгина, Кузнецова и Вознесенского и др. воспитавшихся при Сталине советских специалистов, хорошо зарекомендовавших себя в годы войны, как кадры не троцкистской генерации.
  46. См.: ПАЗ № 1 (http://ruspg.ucoz.ru/index/0-4).
  47. См.: ПАЗ № 13.
  48. В настоящее время, по мнению военных экспертов Россия неспособна вести длительные по времени региональные войны — что показала краткосрочная и ограниченная по масштабам сирийская операция – недопустимая слабость для «великой державы», со всеми вытекающими отсюда последствиями: унижением, необходимостью дипломатического лавирования и т.п.
  49. Наподобие уставов вооружённых сил РФ.
  50. В терминологии имперской России.